ПУБЛИКАЦИИ В СМИ



ПИШЕТ, КАК КУРИЦА ЛАПОЙ! («ЧеTVерг»)

ПИШЕТ, КАК КУРИЦА ЛАПОЙ! («ЧеTVерг»)

Мой сын — неглупый ребёнок. Пишет он грамотно, но почерк — отвратительный. Видимо, поэтому у учителей рука не поднимается ставить ему оценки выше «четвёрки». Существуют ли в Омске какие-либо курсы по каллиграфии или учебные программы? Куда можно обратиться, чтобы исправить этот недостаток? А.Бурцева.

Подробнее

ПОЧЕРК И ХАРАКТЕР – ДВЕ РАЗНЫЕ ВЕЩИ! («ВОСКРЕСЕНЬЕ»/«НОВАЯ ГАЗЕТА»)

ПОЧЕРК И ХАРАКТЕР – ДВЕ РАЗНЫЕ ВЕЩИ! («ВОСКРЕСЕНЬЕ»/«НОВАЯ ГАЗЕТА»)

Говорят, в Америке человека не примут на работу без графологической экспертизы его почерка. Там вполне согласны с мнением о том, что характер сильно влияет на каллиграфические способности. Если бы подобную практику применяли у нас, то, скорее всего, руководители предприятий оказались бы в большом затруднении: и при существующей безработице принимать на работу было бы ровным счетом некого. 

Подробнее

ЕДИНСТВЕННАЯ В МИРЕ («ДЕНЬ ЗА ДНЁМ»)

ЕДИНСТВЕННАЯ В МИРЕ («ДЕНЬ ЗА ДНЁМ»)

Действительно, такой уникальной программы коррекции почерка нет ни в одной стране мира. Хотя искусство каллиграфии известно с незапамятных времён.

Подробнее

ПОЧЕРК – ЭТО ХАРАКТЕР. И ТО, И ДРУГОЕ МОЖНО ИСПРАВИТЬ («ВЕК»)

ПОЧЕРК – ЭТО ХАРАКТЕР. И ТО, И ДРУГОЕ МОЖНО ИСПРАВИТЬ («ВЕК»)

Сегодня бывший учитель начальных классов захолустной омской школы Татьяна Леонтьева — знаменитость. Мало того, что очередь на её занятия расписана на несколько месяцев вперёд. Ведь того, что есть у хохотушки Тани, больше нет нигде в мире — за три года она разработала уникальную методику исправления почерка, предельно простую и потрясающе эффективную. 

Подробнее

ПО ЩУЧЬЕМУ ВЕЛЕНЬЮ, ПО МОЕМУ ХОТЕНЬЮ («МОЯ ЗЕМЛЯ»)

ПО ЩУЧЬЕМУ ВЕЛЕНЬЮ, ПО МОЕМУ ХОТЕНЬЮ («МОЯ ЗЕМЛЯ»)

Признаться, я не очень-то поверила, что нечитаемые каракули, которые мы в большинстве своём изволим с детства наносить собственноручно на бумагу, могут навсегда исчезнуть и превратиться в стройный разборчивый почерк буквально за три недели. Но оказывается такое вполне возможно благодаря специальной Программе, разработанной омским педагогом Т.М. Леонтьевой.

Подробнее

У каждой буквы есть своя формула («Новое обозрение. Версия»)

У каждой буквы есть своя формула («Новое обозрение. Версия»)

Татьяна Михайловна Леонтьева, автор Программы интенсивного обучения «Каллиграфъ», называет себя счастливым человеком. И есть от чего! Она нашла дело всей своей жизни, и теперь каждый день получает от него массу положительных эмоций! А сколько же тогда радостных эмоций от письма получают ребятишки, которым она исправила почерк? 

Подробнее

ТОНКИМ ПЁРЫШКОМ В ТЕТРАДЬ («КАЧЕСТВО И РЫНОК»)

ТОНКИМ ПЁРЫШКОМ В ТЕТРАДЬ («КАЧЕСТВО И РЫНОК»)

Давно уже нет в школе пёрышек, когда-нибудь, возможно, и тетрадки будут заменены мониторами, но сегодня, как и много лет назад, школьникам продолжают снижать отметки за корявый почерк. Вовочка возвращается домой радостный: — Наконец-то учительница меня похвалила! — А что она сказала? — Что я написал диктант таким же почерком, как врач с пятидесятилетней практикой! 

Подробнее

Наше  «Я»  в письме («Я такая»)

Наше «Я» в письме («Я такая»)

Когда же я в последний раз брала в руки ручку?... Кажется, когда писала заявление на отпуск. Боже, ни одной знакомой буквы! Все какие-то кривые, косые... Не мои, в общем. В школьные годы почерк был куда красивее, особенно на фоне рукописей одноклассников. Скажем прямо: современная система образования перестала уделять чистописанию должное внимание. Настоящим спасительным кругом для многих детей и их родителей стали Татьяна Михайловна Леонтьева и ее авторский курс коррекции почерка «Каллиграфъ»

Подробнее

Почерком Пушкина сможет писать даже пятилетний левша («Комсомольская правда в Омске»)

Почерком Пушкина сможет писать даже пятилетний левша («Комсомольская правда в Омске»)

Омский педагог Татьяна Леонтьева разработала уникальную систему коррекции почерка. Своего первого ученика она запомнила на всю жизнь. Это был Стас Желякевич. Еще в пятилетнем возрасте, сидя на горшке в детском садике, этот ребенок уже читал Историю древнего мира. А в седьмом классе родители-художники привели его к Тане: оценки выше тройки учителя не ставили. Причина – почерк. 

Подробнее

Почерк очевидный, но невероятный («Новое обозрение. Версия»)

Почерк очевидный, но невероятный («Новое обозрение. Версия»)

Еще недавно казалось очевидным, что закрепившийся почерк изменить нельзя, что он не поддается коррекции не только у взрослых, но и у детей. Однако то, что между очевидным и невероятным – один шаг, еще раз подтверждено на практике омским педагогом Татьяной Леонтьевой. Известной не только в Омске, но и во всей России Татьяна стала после публикации результатов работы по программе коррекций почерка «Каллиграфъ», автором которой она является.

Подробнее