ПУБЛИКАЦИИ В СМИ  

У КАЖДОЙ БУКВЫ ЕСТЬ СВОЯ ФОРМУЛА («Новое обозрение. Версия»)

Татьяна Михайловна Леонтьева, автор Программы интенсивного обучения «Каллиграфъ», называет себя счастливым человеком. И есть от чего! Она нашла дело всей своей жизни, и теперь каждый день получает от него массу положительных эмоций! А сколько же тогда радостных эмоций от письма получают ребятишки, которым она исправила почерк?  Далее...
 С чего все началось?

– Вы будете смеяться, но, когда я, получив специальность учителя начальных классов, в первый раз пришла работать в школу то, как огня, боялась учить писать первоклашек, – рассказывает Татьяна Леонтьева. – И пока я работала в школе, для меня первый класс был мучением. Как можно было научить детей чистописанию по тем методичкам, которые нам давали?


В 90-х годах Татьяна из-за финансовых проблем ушла из школы и стала заниматься репетиторством. И вот однажды хорошие знакомые попросили Татьяну сделать красивый почерк их дочери, окончившей недавно первый класс.

Она согласилась и только потом задумалась, а как это сделать? Пришлось некоторое время посидеть в библиотеке – "нырнуть" в каллиграфию XIX века и советскую школу чистописания, существовавшую до школьной реформы 1968 года. Чужие наработки подтолкнули Татьяну к своим мыслям. Так на свет появилась первая неудобоваримая, но эффективная Программа коррекции почерка "Каллиграфъ". К слову, та девочка записала красиво уже на десятом часу занятий. Потом, разумеется, были новые идеи – какие-то из них принимались, какие-то нет. Но сейчас программа откатана до блеска. А в 2003 году Татьяна Леонтьева получила и патент на свое изобретение – способ обучения каллиграфическому письму и коррекции почерка, который не имеет аналогов на территории нашей страны.

Что такое "Каллиграфъ"?

Со временем программа Леонтьевой расширилась. Сегодня в нее входят два курса: курс коррекции почерка у детей школьного возраста и курс русского языка для старшеклассников и абитуриентов. Но мы все же будем говорить о почерке, который, по словам Татьяны Михайловны, является одной из основных проблем школьников.

Татьяна исправляет почерк у детей с 1-го по 11-й класс, причем своих воспитанников она не делит на группы по возрастам. Как показал опыт, и первоклашки, и десятиклассники, усваивают программу одинаково хорошо, занимаясь вместе. То же самое можно сказать и о правшах и левшах.

Как это работает?

Весь курс коррекции почерка можно условно разделить на два больших этапа. Первый занимает три недели, в течение которых ребята учатся писать по-новому. Второй продолжается два месяца, во время которых дети закрепляют полученные знания.

В чем же заключается методика, которую создала Татьяна Леонтьева?


– Мои воспитанники корректируют почерк в специальной прописи, с особой разлиновкой, которая бытовала в начальной школе до реформы 1968 года. В первую неделю мы заново переучиваемся писать все буквы алфавита именно в этой разлиновке. Она достаточно строго регулирует наклон и ширину букв – две основные проблемы детского почерка, – рассказывает Татьяна Леонтьева.

Дальше – больше. Чтобы научить ребенка писать буквы по-другому, а не так, как он привык, Татьяна Михайловна использует психологию:

– Мы знаем, что всеми процессами в нашем теле управляет мозг. Поэтому мы сначала объясняем мозгу технологию написания каждой буквы, а потом уже отрабатываем навыки письма. У каждой буквы алфавита есть своя формула, в которой четко прописано, куда мы ставим ручку, куда ведем линию и где заканчиваем.

На второй неделе обучения дети выходят в широкую строку. Чтобы не поломать новый наклон букв и высоту, под обычный тетрадный лист подкладывается специальный трафарет. Также на второй неделе ученики Татьяны Леонтьевой начинают потихоньку отрабатывать скорость нового почерка. Для отработки скорости используется метроном – прибор для задания определенного ритма каких-либо действий, в том числе и письма. В конце второй недели трафарет убирается, и всю следующую неделю отрабатывается скорость письма. В итоге ребенок получает хороший почерк, поставленный на хорошую скорость.

– Но, если наш красивый почерк не закреплять, то он постепенно мутирует в смесь старого почерка с новым, – отмечает Татьяна Леонтьева. – Не будем забывать, что новому почерку всего три недели, и старый почерк все равно будет лезть в тетрадь. Поэтому "новичка" нужно будет закрепить. В течение 2 месяцев нужно будет каждый день писать небольшие тексты, чтобы закрепить форму и наклон букв.


Кто контролирует этот процесс? Прежде всего, родители, которые заинтересованы в новом почерке ребенка, как, в принципе, и он сам. Обязательным условием для обучения у Леонтьевой является добровольность всех действий, которые совершает ребенок. Без его желания ничего хорошего из занятий не выйдет. Более того, существует и иной стимул написать красиво все 60 упражнений. В "Каллиграфъ" существует специальная игровая программа – "Обменяй свой старый почерк на новый ноутбук!" 

– Когда ребенок приносит мне свою работу, я навскидку проверяю любые шесть текстов и выставляю общий балл, по результатам которого ребенок получает лотерейный билет определенного цвета, – объясняет Татьяна Михайловна. – На Рождество мы разыгрываем призы. Чем больше у ребенка баллов, тем больше у него шансов принять участие в розыгрыше ноутбука. Те, кто получил меньшие баллы, могут принять участие в розыгрыше mp3-плеера, мобильного телефона.

Несколько слов о секретах почерка

Конечно, я не могла упустить шанс расспросить Татьяну Михайловну об особенностях и "повадках" почерка, ведь недаром она занимается им уже на протяжении 12 лет. К примеру, какое влияние почерк оказывает на характер человека?

– Кому-то может показаться, что проблема почерка и яйца выеденного не стоит. Но ведь это трагедия, когда ребенку снижают оценки не за то, что он что-то плохо знает, а за то, что он плохо пишет, за то, что его работа недостаточно эстетична. Такая позиция сильно бьет по самооценке ребенка. Поэтому, когда мы исправляем почерк, меняется и сам ребенок, меняется его самооценка и в какой-то мере его характер. Он, пройдя строгую школу "Каллиграфъ", становится более дисциплинированным, умным, думающим, – говорит Татьяна Леонтьева. 

Следующее, что меня интересовало, это различие между мужским и женским почерком. Как объяснила Татьяна Михайловна, разница между мужским и женским почерком есть, и это несомненно. Не факт, что девочки всегда пишут лучше мальчиков. Конечно, исправлять почерк приходит больше мальчиков, но и девочки иногда чудеса в прописи показывают! Почерк же удается девочкам больше, потому что они более ответственны, нежели мальчики. Если мальчик пишет и у него не получается, то он бросает это дело. Девочка же будет оттачивать букву до идеала.

Узнала я и то, что почерк есть величина непостоянная. Например, он может меняться не только с возрастом, но и в течение всего дня, в зависимости от настроения, от погоды и от прочего. Может ли взрослый человек изменить свой почерк? Может Татьяна Леонтьева наблюдала такой случай: мама сидела на занятиях вместе с сыном и из любопытства выполняла те же самые задания. Почерк исправился, правда, потом ей многие не верили, что такое возможно.

Следите за наклоном!

В конце нашей встречи я попросила Татьяну Леонтьеву дать несколько рекомендаций, как сделать почерк красивее – не у всех же есть возможности пройти уникальный авторский курс коррекции почерка.

– Красота почерка складывается из нескольких составляющих. Одна из них – это одинаковый наклон. Если буквы написаны с небольшими огрехами, но они стоят ровно, такое письмо никогда не будет вызывать раздражения. Поэтому рекомендую всегда следить за наклоном, на который влияют четыре вещи: кривая голова, кривая спина, кривая тетрадь и кривые глаза. Если мы при письме начинаем поворачивать голову в разные стороны, то угол зрения у нас меняется, а это меняет и наклон букв. Поэтому голову при письме нужно держать прямо. Кривая спина изменяет направление головы, что влечет за собой вышеуказанные изменения.

Тетрадь должна лежать на столе ровно, допускается ее наклон всего на 20 градусов. Середина письма должна совмещаться с серединой груди. Вот такие нехитрые правила позволят поддерживать наклон букв на одном уровне, а значит, сделать свой почерк более красивым и гармоничным.


© Татьяна Белоусова

Новое обозрение.Версия № 28 (512) 16.07-22.07.2008

ПО ЩУЧЬЕМУ ВЕЛЕНЬЮ, ПО МОЕМУ ХОТЕНЬЮ («Моя земля»)

Признаться, я не очень-то поверила, что нечитаемые каракули, которые мы в большинстве своем изволим с детства наносить собственноручно на бумагу, могут навсегда исчезнуть и превратиться в стройный разборчивый почерк буквально за три недели. Но оказывается такое вполне возможно благодаря специальной Программе, разработанной омским педагогом Т.М. Леонтьевой. Далее...

- Татьяна Михайловна, своей Программе, единственной в мире и весьма результативно работающей в России с 1996 года (защищенной патентом), вы дали название «Каллиграфъ». Известно, что каллиграфия – это искусство красивого и четкого письма. Нужен ли красивый почерк современному человеку? Сомнения в необходимости каллиграфии возникают и в связи с тем, на ее освоение уходит, похоже, уйма времени?

- Отнюдь нет. Времени на исправление корявого почерка требуется совсем немного. Программа интенсивного усвоения информации «Каллиграфъ» довольно проста и доступна каждому. Секрет эффективности ее кроется в самом человеке. Ключик к раскрытию кажущегося «волшебства» я подобрала, убедившись, будучи репетитором, что, обладатели отвратительных почерков, как правило, закомплексованы, боятся проявлять себя в новом деле, трудно идут на контакт, мало или совсем не читают, безынициативны. Исправив манеру письма, у наших воспитанников отчетливо проявляются внимание, сосредоточенность на работе, умение анализировать. Да и много других положительных качеств вдруг просыпается…

- Из чего рождаются новые качества? Как ваши питомцы осваивают искусство каллиграфии?

- Свою Программу я постоянно совершенствую. Например, в 2000-м году введены новые психологические технологии. Они позволяют в двухмесячный срок изучить весь русский язык. Да-да, не удивляйтесь. Если вспомнить школьную программу русского языка, где учебный материал «размазывается как каша» из класса в класс, а четких знаний у детей все равно нет, то, конечно, поверить в столь малый срок изучения языка сложно. Но «Каллиграфъ» дает все и сразу. Русский язык дети воспринимают как стройную систему, части которой взаимозависимы и друг с другом взаимодействуют. С детьми мы используем огромное количество языковой практики, полученные знания закрепляем надолго.

- Какого возраста детей вы, Татьяна Михайловна, набираете в свои группы?

- Особых границ нет. Без напряжения усваивают мои уроки учащиеся выпускных классов, абитуриенты. Без проблем ставится почерк второклашек, потому как он у них уже сформирован, приобрел «лицо». Может показаться невероятным, но лишь за 15 почасовых занятий почерк, который в школе годами «не поддавался никакой дрессуре», даже у непосед не узнать. Он не только приобретает красоту. Вместе с изящным письмом у ребенка развивается и устная речь – он начинает говорить более грамотно, аргументировано, смелее пополняет свой словарный арсенал. Ведь кроме упражнений по исправлению почерка, мы уделяем много внимания списыванию цитат классиков литературы, философских изречений, выдержек из Библии, поговорок, пословиц, которыми изобилует русский литературный язык. Все это направлено на формирование личности.

Был случай забавный. На занятии девочка написала высказывание Бернарда Шоу о курении и после вышла к отцу, ожидавшему ее в коридоре. На улице родитель по привычке закурил. Дочь поворачивается к нему и говорит: «А ты знаешь, папа, что сказал Бернард Шоу о том, что ты делаешь? «Сигарета- это бикфордов шнур, на одном конце которого огонек, а на другом - дурак». Папа сигарету чуть не проглотил от изумления. 

Примеров коррекции не только почерка, но и состояния души, масса. Так, в 2005 году к нам пришел избалованный пятнадцатилетний подросток из очень состоятельной семьи. Куда его только родители не определяли, в какие только элитные школы не устраивали, «отстегивая» немалые деньги, чтобы он хотя бы числился в учащихся. И тут он попадает в наш «Каллиграфъ». А у нас жесткие правила. Что называется: любишь – женись, нет – до свидания. Переводя на нашу ситуацию: хочешь учиться - учись, тебя за шиворот никто не будет тянуть. Мы расторгаем соглашение, если наши условия не выполняются. А главное условие – выполнение домашних заданий. Не сделал их раз, прощаем. Но второй - уже не жди пощады. Расстаемся с лентяями тут же. Гуляй на все четыре стороны. Отдыхай. Мальчик попался из шалопаев. Решаем разорвать соглашение, делаем возврат денег. Папа в глубоком трансе. Умоляет оставить сына в «Каллиграфе». Так он пробыл у меня два месяца. В конце августа, самым последним набором мы его выпустили.

В ноябре звонок: «Это «Каллиграфъ?» «Да». «Татьяна Михайловна?» «Да». «Это звонит завуч той частной школы, где учится мальчик, который занимался у вас. Мы не узнаем его. Он прилежен на уроках… Вы не могли бы прийти к нам: у нас полшколы таких»...

- Что подтолкнуло вас заняться массовой коррекцией почерка?

- Элементарная жалость. Почерк - это та же одежка, по которой встречают. Наши дети, да и мы, взрослые, пишем в основном неряшливо, сикось-накось, абы как. Неприятно читать даже умное сочинение, если написано оно небрежно, буквы пляшут, мало на себя похожи. Преподаватели, как правило, автоматически снижают за такое «художество» оценку, выставляя ее подсознательно на балл, а то и два меньше. Ребенок и рад бы писать красиво, но, начиная выводить слова, теряет скорость. А надо успеть изложить услышанное. Вот и пишут, как курица лапой. Наша задача: и скорость написания, и красоту совместить.

- Два зайца, утверждают, махом не убить. Но, оказывается, такое возможно! Вот оно доказательство: образцы почерков ваших воспитанников до программы и на тринадцатый час постижения ее. Не верю глазам! Небо и земля! Примитивный почерк стал каллиграфическим.

- Иногда доходит до курьезов. Нередки случаи, когда школьные учителя наших учеников сомневались в авторстве их домашних работ – настолько невероятной была разница между старым и новым почерком. Чтобы убедиться, что ученик сам так пишет, вызывают его к доске.

Даже у родителей, приводящих детей на наши занятия, меняется почерк. Так у одной мамы, она бухгалтер офиса, нынешний почерк загляденье. Шеф, принявший от нее отчетные документы, не поверил, что они заполнены рукой его подчиненной. Попросил тут же написать что-то, чтобы убедиться в достоверности бумаг.

Хочу подчеркнуть особо, для того, чтобы результаты детских усилий были очень высокими, должна работать сплоченная команда «педагог – ребенок - родитель».

- Для исправления почерка выбрано летнее время. Это резонно. Где нынче намерены вести уроки?

- Набираю в группы не больше десяти человек. С первых дней летних каникул, пожалуйста, ждем деток. Нынче используем для уроков аудиторию в помещении лютеранской кирхи. Это по улице Рождественского вниз к Иртышу. Напротив - речной порт. Место очень красивое. Располагает и к отдыху, и к плодотворным занятиям.


© В.Мурыгина

Моя земля№ 9 от 07.05.2008

ПОЧЕРК – ЭТО ХАРАКТЕР. И ТО, И ДРУГОЕ МОЖНО ИСПРАВИТЬ («Век»)

Сегодня бывший учитель начальных классов захолустной омской школы Татьяна Леонтьева – знаменитость. Мало того, что очередь на ее занятия расписана на несколько месяцев вперед. Ведь того, что есть у хохотушки Тани, больше нет нигде в мире – за три года она разработала уникальную методику исправления почерка, предельно простую и потрясающе эффективную. Далее..

Через 15–20 часов такиных занятий даже самый закостенелый двоечник-левша начинает писать безукоризненным каллиграфическим почерком на любом европейском языке – русском, английском, немецком и т. д. Когда ваш ребенок через пять уроков начинает писать ровными буквами, вы подозреваете, что это просто какой-то фокус. Но через неделю, месяц, полгода он продолжает строчить такие же аккуратные четкие буквы.


Любой графолог подтвердит: почерк – это характер. Работая над своими каракулями, дети меняются психологически. Из-за парты Татьяны Михайловны выходят совершенно другие люди. Как правило, у них нет проблем ни с почерком, ни с дисциплиной.

Леонтьевское ноу-хау – это несколько простых, но очень эффективных приемов. Во-первых, отрывное письмо, которое практиковалось еще в дореволюционной России, было ликвидировано в 1968 году какими-то умниками из Академии педагогических наук как медленное. Из программы гимназий прошлого века она взяла разлиновку прописей в мелкую клеточку с расстоянием между ними 2 мм. Сама изменила наклон вспомогательных линий, и теперь в ее прописях руке ребенка просто негде выписывать кренделя. Дети знают, куда вести руку и где закончить писать. Получается понятно, красиво и быстро.


Ее зовут работать за границу, предлагают продать свои разработки нескольким иностранным фирмам. Но Таня не торопится, она увлечена новой разработкой – программой быстрого обучения грамматике русского языка. А на столе у нее лежит практически готовая кандидатская диссертация. Защищаться она намерена в России.


© Юрий Епанчинцев

Ежедневная газета Век, № 51 (416) 22-28 декабря 2000 г.

ЕДИНСТВЕННАЯ В МИРЕ («День за днём»)

Действительно, такой уникальной программы коррекции почерка нет ни в одной стране мира. Хотя искусство каллиграфии известно с незапамятных времен. Далее...

Восток превзошел в нем всех. Но знатоки и мастера каллиграфии были в почете и на Руси. Искусные вензеля отечественного письма можно было встретить не только в альбомах светских дам. Этим стилем писали письма и послания, чтобы продемонстрировать не только искусство каллиграфии, но и показать высокую культуру. Да что там говорить, красиво написанный документ был немаловажной деталью в любом деле.

О каллиграфии как отдельном виде искусства известно многим. Но вот еще об одном ее виде, а именно о бытовой, или прикладной каллиграфии, знают далеко не все. Этим стилем письма в совершенстве можно овладеть с помощью специальной программы коррекции почерка «Каллиграфъ». Четыре года тому назад ее предложила омичам педагог Татьяна Леонтьева. Сотни школьников уже успешно овладели этими уникальными приемами письма и заменили свои привычные каракули на четкий и красивый почерк.

Уникальность программы «Каллиграфъ» и в краткости обучения. Пятнадцать часовых занятий – и самый «ужасный» почерк как по мановению волшебной палочки превращается в каллиграфический – мечту всех родителей ребятишек начальных классов.


© Еженедельник День за днем № 23. 12 июля 2000 г.

ИЗЯЩНЫХ БУКВ ЛЕТЯЩИЙ РЯД («Времена года»)

Раньше красивый, аккуратный почерк на Руси был в большой цене. Чиновник, обладающий усердием в службе и красиво пишущий, мог сделать приличную карьеру. Уроки чистописания были обязательными в царском лицее. Далее..

До 1968 года в советских школах существовал метод отрывного письма, ученики писали перьями в мелко разлинованных тетрадях и в первые полгода обучения – только карандашами.
В 1966 году прошла реформа школы, уроки чистописания отменили, правда, требования учителей к почерку своих учеников не изменились. За небрежный почерк часто снижаются оценки не только в школе. Даже сегодня в приемных комиссиях вузов сочинения с неразборчивым почерком вообще могут не рассматриваться. Так что проблемный почерк – стресс для детей и родителей.

Однако выход из этой ситуации есть: вот уже три года в Омске существует авторская программа коррекции почерка «Каллиграфъ». Автор ее – Татьяна Михайловна Леонтьева. Программа появилась случайно. Будучи учителем начальных классов, Татьяна Михайловна получила от знакомых «социальный заказ» – позаниматься с их ребенком чистописанием. Долгие часы, проведенные в библиотеке, плюс свои наработки – так появился «Каллиграфъ».

Татьяна Михайловна видела недостатки школьной программы и пошла от обратного. Сейчас в школе почти не объясняют, как рисовать букву. Безотрывное письмо, которое дается в современной школе, – это высшая стадия письма. Ребенок еще не готов к этому. Выписывание букв – это мелкие и сложные движения. Нужно вложить ребенку ручку в руку, показать, как правильно ее держать. На занятиях «Каллиграфа» дети сначала рисуют наклонные палочки, затем основные детали букв. На первых порах письмо только отрывное. Написание буквы происходит с несколькими остановками. Работают в специальных прописях, в них авторская разлиновка. Ребенок видит грань и старается за эту грань не выходить. Все буквы алфавита собраны в группы: овал, не овал, буквы с перекладинкой, «королева и ее родственники» и т. д. Это облегчает труд ребенка, ибо ассоциация – это высшая форма запоминания. Ребенок, вспоминает, из какой группы буква, какие ещё есть буквы в этой группе, в чем их общий элемент при написании и, наконец, как эта буква пишется.

Практика показывает, что за 15-20 часов занятий почерк ребенка превращается просто в образец каллиграфии. Сначала проходит тестирование, где буквально по нескольким написанным строчкам выявляются недостатки почерка. Как утверждает автор программы, почерк – это не только что-то материальное, это скорее выражение личности. Есть такие понятия, как смирение и гордыня, так вот в почерке тоже проявляются эти духовные качества. После окончания курса дается годовая гарантия с бесплатными занятиями по поддержанию уровня каллиграфии. Кроме программы коррекции почерка, под эгидой «Каллиграфа» существует интенсив русского языка, который проходит по полтора часа ежедневно, и курсы подготовки к школе.


© Еженедельник Времена года, 25 ноября 1999 г. 

ПОЧЕРК И ХАРАКТЕР – ДВЕ РАЗНЫЕ ВЕЩИ! («Воскресенье»)

Говорят, в Америке человека не примут на работу без графологической экспертизы его почерка. Там вполне согласны с мнением о том, что характер сильно влияет на каллиграфические способности. Если бы подобную практику применяли у нас, то, скорее всего, руководители предприятий оказались бы в большом затруднении: и при существующей безработице принимать на работу было бы ровным счетом некого. Далее...

Но это, считает Татьяна Михайловна Леонтьева, автор программы "Каллиграфъ", не свидетельствует об отвратительном характере россиян. Просто результат того, что детей сегодня никто не учит соблюдать определенные нормы при письме. Да и так ли это нужно? Отсюда - первый вопрос автору программы:

- Вы не думаете, что в умении писать каллиграфически красиво сегодня, в век компьютеров, нет надобности?

- Какой толк от компьютера, если ребенку в классе нужно написать сочинение, а на всю школу только один ПК, и тот стоит на пятом этаже под замком у бабы Маши?

- То есть цель ваших занятий чисто прикладная - облегчить жизнь школьников?

- Мы занимаемся бытовой каллиграфией. Основной вид деятельности ученика - письмо. Научить ребенка красиво писать в школе очень сложно. Тем более, что никто этим серьезно не занимается. Нам в училище чистописание преподавали на первом курсе в первом семестре. Причем занимались мы чем угодно, кроме самого чистописания. Я тогда ничему не научилась. Из учебных пособий даже взрослому человеку трудно понять, как писать правильно. А в письме кроется ключ успешной учебы ребенка. Если у него формируется неясный почерк, ему без конца об этом напоминают. Так развивается комплекс неполноценности. С другой стороны, с изменением почерка меняется и личность. В процессе обучения ребенок обретает вкус красивого выполнения работы. Конечно, нельзя сказать, что за 15-20 часов мы выпускаем нового человека. Но какие-то изменения в нем происходят.

- Вы не думаете, что покушаетесь на святое - индивидуальность человека? После курса обучения дети пишут красиво и понятно, но... очень одинаково?

- Это только на первый взгляд так кажется. Стоит присмотреться повнимательнее, как сразу же заметишь, что почерки не одинаковые. Они по-прежнему отражают характер, темперамент своего владельца, несмотря на то, что соответствуют нормам.

- Как к вам пришла идея заниматься таким необычным делом? С чего начинали?

- "Каллиграфъ" - моя авторская программа. Сейчас ей уже три года. До того я работала в школе учителем начальных классов. По ряду причин решила уйти на вольные хлеба. Было очень страшно. Тем более, что зарплату учителям тогда выдавали регулярно, подобная самостоятельность была редкой. Месяца три-четыре работала репетитором -знакомые попросили "подтянуть" дочь по каллиграфии. Согласилась. В отличие от школы, сейчас никто не считал, сколько часов я уделила ребенку. Важен был результат, и в минимум времени необходимо было вложить как можно больше информации. И ребенок должен все усвоить. Самое интересное, что если мой доход увеличивался втрое, вчетверо, впятеро, пропорционально увеличивалось свободное время. Это было новым. Постепенно пришла идея создания "Каллиграфа". Перечитала кучу литературы, "залезла" в XVIII век, ознакомилась с методиками в дореволюционных гимназиях.

В принципе, программу можно назвать мозаикой, но прокладка состоит из моих мозгов. Что-то взяла, от чего-то отказалась. Методики, которые прекрасно выглядели в теории, на практике оказались неприменимыми.

- На чем построена сама система обучения?

- Три наших "кита" - доступность информации, точные ориентиры и постоянный анализ. Сейчас мы ввели новый курс "Интенсив русского языка", который основан на тех же принципах. Каждый ребенок проходит предварительное тестирование, где выявляются его проблемы. В соответствии с этим разрабатывается индивидуальная программа обучения. За два месяца ежедневных занятий школьник проходит программу годового курса русского языка и параллельно наверстывает то, что не успел в предыдущие годы обучения. Интересно, что сейчас очень много открылось гимназий и лицеев, но знать тот же русский язык дети не стали лучше. Они учат все - английский, немецкий, язык какого-нибудь южноафриканскою племени. На русском не умеют ни писать, ни говорить, ни думать. Речь скудна и безграмотна. Вот один пример.

В упражнениях я предлагаю детям цитаты из Гоголя, из Библии - притчи Соломона, афоризмы. В одном задании дано потрясающее гоголевское описание дождя. Сын школьного психолога дочитал фразу до конца и ничего не понял. Удивленно у меня спрашивает: о чем тут написано? Поэтому, несмотря на обилие лицеев, "Каллиграфъ" по швам трещит от учеников этих заведений. Характерная тенденция - раньше родители приводили к нам своих детей, сейчас дети приводят родителей. Недавно девочка пришла с мамой на собеседование. Мама отказалась спонсировать посещение дочерью "Каллиграфа", девочка привели бабушку. Та ей помогла. Сейчас она наша ученица. Но обучать каллиграфии мы намерены не только детей. В планах у нас - открытие "Мастер-класса" для учителей.

- Татьяна Михайловна, что вам дает "Каллиграфъ"?

- Кто-то правильно сказал: педагог это не профессия, а диагноз. Я ничем другим, кроме процесса обучения, заниматься на могу. Помните, в старых книгах писали,

что цель педагогики - формирование цельной, всесторонне развитой личности. Я полностью с этим согласна. От наших уроков у ребенка все равно отложится в голове что-то доброе и разумное. Поэтому от своей работы я получаю и моральное удовлетворение.


© Елена Загорская

Воскресенье, № 37 (60) 17-24 ноября 1999 г.

ПИШЕТ, КАК КУРИЦА ЛАПОЙ! («ЧеTVерг»)

Мой сын – неглупый ребенок. Пишет он грамотно, но почерк – отвратительный. Видимо, поэтому у учителей рука не поднимается ставить ему оценки выше «четверки». Существуют ли в Омске какие-либо курсы по каллиграфии или учебные программы? Куда можно обратиться, чтобы исправить этот недостаток? А.Бурцева. Далее...

Всем известно, что в нынешней общеобразовательной школе уроков чистописания не существует. Учителя начальной школы только показывают, как нужно правильно писать ту или иную букву. На то, чтобы вырабатывать у детей каллиграфический почерк, у них просто нет времени. Тот же недостаток свободного времени для регулярной работы над постановкой красивого почерка своих детей встречается и у большинства современных родителей. Ребенку же не хватает элементарного внимания со стороны взрослых, чтобы избавиться от проблемы, которая будет преследовать его не только в школе, но и в колледже, в вузе, на работе. «Куриная лапа» может отразиться на всей будущей судьбе ребенка, если вовремя не внести в нее коррективы.

Как удалось выяснить «Ч», в Омске существует и успешно работает авторская программа по исправлению детского почерка под названием «Каллиграфъ». Ее самостоятельно разработала омский педагог Татьяна Михайловна Леонтьева. Программа позволяет всего за 15-20 часов занятий превратить каракули ребенка в образец каллиграфии. Взрослому человеку, решившему изменить свой почерк в лучшую сторону по методике Татьяны Леонтьевой, требуется на это гораздо меньше времени.

Корректировка почерка по программе «Каллиграфъ» состоит из трех этапов и включает в себя работу с прописью (где дети знакомятся с новыми формами букв), отрывное (в отличие от безотрывного школьного) письмо в тетради и скоропись при хорошем качестве письма – заключительный этап занятий. Результаты не заставляют себя долго ждать: дети не только начинают лучше писать, вместе с красивым каллиграфическим почерком к ним приходят и такие качества, как усидчивость, аккуратность, внимательность. У детей на занятиях вырабатывается критическая самооценка. Красивый, аккуратный почерк, безусловно, оказывает влияние и на формирование самой личности ребенка, его характере. Занятия проводятся в детском саду № 98, где о программе Татьяны Леонтьевой узнали многие папы и мамы, решившие проблему почерка своих детей с ее помощью. Но, как считает педагог, сама по себе программе «Каллиграфъ» вовсе не панацея от всех бед ребенка, связанных с чистописанием. Каким бы ни был талантливым педагог, помощь родителей ребенку дома просто необходима. Именно совместными усилиями достигаются самые высокие результаты. Об этом следует помнить всем тем, кто решит обратиться за помощью к Татьяне Леонтьевой.


© Антон Фадеев

ЧеTVерг № 41 (414), 14 октября 1999 г.

КАЛЛИГРАФИИ НАУЧАТ СПЕЦИАЛИСТЫ («Аргументы и факты в Омске»)

У моего ребенка плохой и неразборчивый почерк. Это постоянная причина низких оценок и жалоб учителей. Можно ли его исправить? С. Петухова, г. Омск. Далее...

МОЖНО. Любого ребенка школьного возраста смогут научить красивому письму специалисты, работающие по программе исправления почерка «Каллиграфъ».

К сожалению, плохой почерк является настоящей проблемой для многих школьников. Часто даже окончившие начальные классы дети не умеют правильно сидеть, неправильно держат ручку при письме. Учителя редко обращают на это внимание. Да и сама методика обучения письму в начальной школе далека от совершенства. А ведь оценка, как правило, процентов на сорок зависит от правильного оформления текста, в том числе и от почерка.

Одна из главных проблем традиционного обучения в том, что с первого класса детей начинают учить самому высокому уровню письма, свойственному скорописи, – безотрывному письму. Это требует от ребенка большого напряжения, как умственного, так и физического. Часто именно из-за этого ребенок не может научиться писать красиво.

С этой проблемой в нашем городе успешно справляется специалист по каллиграфии Татьяна Михайловна Леонтьева и ее коллеги по программе «Каллиграфъ». За три года они помогли исправить почерк более 100 ребятам.

После тестирования, в результате которого определяются причины некрасивого почерка и скорость письма, школьники начинают заниматься по методике коррекции почерка. Она состоит из трех этапов.

На первом дети работают в прописях, имеющих специальную, удобную разлиновку, тщательно знакомятся с формой букв. Вся полученная информация закрепляется на уровне подсознания. На втором этапе дети начинают писать в широкой строке. Именно здесь у школьников вырабатывается уверенность в своих силах, ребенок убеждается в том, что он может писать красиво. Работа с трафаретами облегчает процесс привыкания к широкой строке. Тексты упражнений также тщательно продуманы. Их темы (трудолюбие, отношение к ближнему, афоризмы, высказывания мыслителей, цитаты из Библии) способствуют формированию мировоззрения ребенка. И только на последнем этапе детей учат писать не только красиво, но и быстро.

В зависимости от конкретных проблем курс обучения каллиграфии может состоять из 15-20 занятий, после которых оценки вашего ребенка уже не будут зависеть от его почерка.


© Аргументы и факты в Омске, № 43 октябрь 1999 г.

КРАСИВЫЙ ПОЧЕРК БУДЕТ ДАЖЕ У ЛЕВШИ («Омская правда»)

Тестирование по почерку сегодня реальность. Почерк кандидата на работу изучают все кадровые агентства Европы и США, считающие, что это – своеобразная визитная карточка человека. Далее...

Еще недавно казалось, что сложившийся почерк нельзя изменить. Но три года назад это суждение было опровергнуто талантливым омским педагогом Татьяной Леонтьевой. После публикации результатов ее авторской программы «Каллиграфъ» к ней пришла общероссийская известность. Серия занятий по этой программе позволила ученикам Леонтьевой за 10-20 часов занятий научиться писать каллиграфически красиво. С помощью системы, разработанной Татьяной, можно исправить почерк даже у левши. Суть системы – в специальных «коррекционных» прописях и ряде психологических приемов. Омский «Либеров-центр», заинтересованный в передовых технологиях обучения, в августе объявил набор желающих заниматься по системе Леонтьевой.

Мода на красивый почерк всегда неизменна. Красивые буквы – это не только хорошие оценки. Это рост личности и развитие ребенка. Кстати, все ученики Леонтьевой сейчас прекрасно учатся.


© Е. Ефимов

Омская правда, 10 сентября 1999 г.

ПОЧЕРК ОЧЕВИДНЫЙ, НО НЕВЕРОЯТНЫЙ («Новое обозрение. Версия»)

Еще недавно казалось очевидным, что закрепившийся почерк изменить нельзя, что он не поддается коррекции не только у взрослых, но и у детей. Однако то, что между очевидным и невероятным – один шаг, еще раз подтверждено на практике омским педагогом Татьяной Леонтьевой. Известной не только в Омске, но и во всей России Татьяна стала после публикации результатов работы по программе коррекций почерка «Каллиграфъ», автором которой она является. Далее...

Сегодня уникальная программа Леонтьевой, включающая в себя занятия по оригинальным методикам и специальным корректирующим прописям, позволяет ее ученикам за десять-двадцать часов заменить свой хромой, скачущий, испорченный школой почерк изящным и благородным. Уникальность «Каллиграфа» и в том, что с его помощью исправить почерк оказалось возможным не только у праворуких детей, но и у левшей, проблемами письма которых в российских школах, по сути, не занимаются. А ведь красиво написанные работы, четкий и уверенный почерк повышают рейтинг школьника у учителей и товарищей, улучшают его оценки, вселяют веру в успех.


© Новое обозрение-Версия, 9 июня 1999 г. 

ПОЧЕРКОМ ПУШКИНА СМОЖЕТ ПИСАТЬ ДАЖЕ ПЯТИЛЕТНИЙ ЛЕВША («Комсомольская правда в Омске»)

Омский педагог Татьяна Леонтьева разработала уникальную систему коррекции почерка. Своего первого ученика она запомнила на всю жизнь. Это был Стас Желякевич. Еще в пятилетнем возрасте, сидя на горшке в детском садике, этот ребенок уже читал Историю древнего мира. А в седьмом классе родители-художники привели его к Тане: оценки выше тройки учителя не ставили. Причина – почерк. Далее...

В своих каракулях он сам разбирался с трудом, а учителя – тем более. И Татьяна взялась. Вдвоем они справились с каракулями Стаса всего за 11 часов занятий, результаты шокировали весь класс. Ее последней ученицей стала пятилетняя Эльза. Она была левшой и, вообще, не знала букв. Через 17 часов занятий эта, вначале замкнутая, девочка весело строчила в тетрадке ровным, почти каллиграфическим почерком.

– Дайте мне любого человека – ребенка или взрослого, и я покажу, на что он способен, – говорит Татьяна.

За три года через нее прошли сотни учеников. В том числе было достаточно детей и из элитных школ Омска. Почерк – это характер, состояние духа человека, что у него внутри, так он и пишет, – это скажет любой графолог. Исправляя в тетрадке свои корявости, дети меняются психологически. Ведь методика Леонтьевой рассчитана на подсознательный уровень. Уже через 10 часов занятий ее ученики – другие люди. Практически все они сейчас хорошо учатся, ни у кого нет проблем с дисциплиной. Но главное, чего годами не смогла добиться наша система общего образования, – все без исключения крохотные Танины ученики стали уверенными в себе маленькими людьми.

Красивый почерк нужен везде, никакой компьютер не заменит руку и чувства. При двух часах информатики в неделю и отсутствии компьютеров в подавляющем большинстве российских школ компьютеризация России еще долго будет ползти на полусогнутых, поэтому основным учебным инструментом останется рука. А, значит, почерк, красиво написанная работа - это выше оценка, лучше отношения и т.д. Только в России студент перед экзаменом полночи пытается разобрать свои лекции и еще полночи пытается их запомнить. В мире уже давно поняли суть предмета, в тех же США ни одна серьезная фирма не примет работника на ответственную должность без рекомендации графолога. В старой России каллиграфия была одним из основных предметов и строго спрашивалась. Поэтому Пушкин с товарищами просто не могли писать некрасиво. После революции этот предмет тоже был уважаем. Правда, назывался чистописанием. Зато в СССР в 1968 году чистописание было ликвидировано как предмет по одной «веской» причине: выводя буквы, дети, оказывается, медленнее писали. В итоге Минпрос СССР сделал акцент на безотрывное письмо.

– Но ребенок-то не робот, взрослый, тренированный человек, выводя слово из пяти букв, хоть раз, но оторвется, потому что это – физиология, – говорит Татьяна. В результате старые, мелко разлинованные, прописи были забыты, а ребенка, как космонавта, бросили в безвоздушное пространство пустой строки. Россия превратилась в страну корявых почерков, не уверенных в себе людей.

– Помню, как в начальных классах школы я «доканывала» своих учеников упражнениями из стандартных учебных прописей – просто жуть сейчас берет. Главное, толку-то никакого, – вспоминает Татьяна.

У нее все, как в армии, четко, по пунктам. Раз – ставим ручку на верхнюю линию рабочей строки. Два – наклон вниз до конца, поворот, крючок до середины. Снова поворот, крючок до се¬редины. Ребенок должен четко знать, куда вести руку, где начать и где закончить. Потому что у него восприятие такое – черно-белое.

Леонтьева использует несколько простых, но очень эффективных приемов. Из гимназических методичек прошлого века она взяла разлиновку прописей в мелкую клеточку, когда расстояние между клеточками не превышает 2 мм. Сама изменила наклон вспомогательных линий в прописях, чтобы буквы у детей не заваливались набок. Руке ребенка здесь просто негде выписывать кренделя. Все дефекты письма у Леонтьевой разбиты на 11 видов, тремор – дрожание руки, зеркальное письмо, неправиль¬ное начертание букв и т.д. Для каждого вида свое корректирующее упражнение. Она отрабатывает с детьми элементы букв по движениям и закрепляет их. В итоге получается красиво, а главное – быстро. Поэтому в безвоздушное пространство строки ребенок выходит во всеоружии и, что очень важно, сам знает причину хромоты своих букв. За 10–25 часов занятий у него формируется стандартный каллиграфический почерк. А уже на его основе ребенок развивает свой собственный.

На базе своих методических разработок Татьяна может за считанные часы выработать каллиграфический почерк на всех языках Европы. Не говоря уже о языках, бази-рующихся на кириллице.

– Получается парадокс. Чем хуже в российских школах, тем больше у меня учеников, тем мне лучше, - говорит Леонтьева. Сама она знает как изменить ситуацию и хочет это сделать. Но, проработав с десяток лет в начальной школе, ни на йоту не верит чиновникам от образования. За три года самостоятельной работы, она еще ни разу не обратилась ни в Омский городской департамент образования, ни к областным властям. Специально, потому что боится, что, во-первых, при нынешней ситуации ее система может превратиться в банально перевранный плагиат. А, во-вторых, ей просто не дадут нормально работать.

– Если буду работать, то только сама, – говорит Таня. Чтобы реализовать свои замыслы, она в этом году собирается посту¬пать в аспирантуру Омского педагогического университета, а потом «прорываться» в Москву, в Академию педагогических наук России. На ее домашнем столе уже лежит готовая диссертация.


© Ю. Епанчинцев

Комсомольская правда в Омске, 23 апреля 1999 г.

НАШЕ «Я» В ПИСЬМЕ («Я такая»)

Когда же я в последний раз брала в руки ручку?... Кажется, когда писала заявление на отпуск. Боже, ни одной знакомой буквы! Все какие-то кривые, косые... Не мои, в общем. В школьные годы почерк был куда красивее, особенно на фоне рукописей одноклассников. Скажем прямо: современная система образования перестала уделять чистописанию должное внимание. Настоящим спасительным кругом для многих детей и их родителей стали Татьяна Михайловна Леонтьева и ее авторский курс коррекции почерка «Каллиграфъ»..Далее...

Первый опыт

С одной стороны – династическая традиция идти в педагогику, с другой – ей хотелось на сцену. Сначала петь, но частые простуды быстро отбили охоту. Тогда мечта нашла свое воплощение в получении, кроме педагогического, еще и режиссерского образования. Но обо всем по порядку.

В 1996 году, когда зарплаты учителя начальных классов не хватало, а мужу надо было окончить университет, Татьяна Михайловна пустилась в свободное плавание репетиторства. И вот однажды к ней обратились с просьбой помочь подправить почерк, за который способному ученику снижали в школе оценки. Сделать это предстояло в короткий срок. Пришлось погрузиться в литературу, засесть в библиотеки, и через десять занятий нужный результат был достигнут.

– Это в большей степени успех ребенка, – признается сегодня Татьяна Михайловна, – так как специально разработанного курса тогда еще не было. Но тот случай подтолкнул к развитию в этом направлении. После реформы образования 1968 года о каллиграфии (искусстве красивого и четкого письма) на уроках забыли совсем, но требования к почерку остались. Так дети и их родители стали заложниками новой системы. Моя задача – помочь решить их проблемы.

Все дело в гормонах?

Сегодня, спустя тринадцать лет, в «Каллиграфъ» приезжают за новым почерком не только из соседних регионов, но и из других стран. Потому что аналогов в мире просто нет. В 2003 году курс Татьяны Михайловны получил официальное признание Российского агентства по патентам и товарным знакам. Высокая результативность программы – в самом подходе к процессу. Он строится на добровольных началах и семейных ценностях, потому что главное условие успеха – желание ребенка и помощь со стороны родителей. 


– Был такой забавный случай, – вспоминает педагог. – Одна мама, бухгалтер по профессии, ходила на занятия вместе с сыном и просила его проговаривать вслух все, что он делает. В итоге когда пришла в банк, чтобы получить зарплату на сотрудников, заполнила бланки и удивилась своему новому красивому почерку. В банке тоже удивились… и не смогли выдать деньги, потому как возникли трудности с идентификацией личности. 

Графологи уже давно выявили прямую зависимость почерка от характера человека. Татьяна Михайловна в свое время тоже этим интересовалась и теперь активно использует полученные знания в своей работе. Например, если буквы скачут в строчке, то у ребенка переменчивое настроение, если уходят вверх – он в хорошем расположении духа, а если вниз – его что-то беспокоит. Наклон тоже может рассказать о многом. Когда почерк заваливается налево, то у его носителя на все есть свое мнение, его сложно в чем-либо переубедить. Такие «знания-маячки» позволяют найти правильный подход к каждому в обучении.

Пол, между прочим, тоже накладывает отпечаток. К примеру, красивый почерк чаще всего встречается у слабой половины. Секрет кроется во врожденном «гормоне ответственности», считает педагог и приводит показательный пример: «Что делает с куклой девочка? Она сразу проявляет материнские чувства: пеленает, убаюкивает. А мальчик? Откручивает ей руки, ноги, голову. В учебе этот гормон проявляется не меньше: девочки более старательны и усидчивы».

«Почерк новой жизни»

 
Коррекция письма ни в коем случае не лишает индивидуальности, но, безусловно, меняет восприятие личности окружающими. Эта визитная карточка скажет о человеке больше, чем его слова. После окончания курса родители, да и сам педагог, замечали изменения, которые происходили с детьми:


– Помимо красивого почерка, упорядочивается внутренний мир ребенка, – рассказывает Татьяна Михайловна. – Все укладывается по полочкам. Он учится трудолюбию, умению преодолевать трудности и добиваться успеха. Знаете, какой у нас слоган? «Каллиграфъ» – почерк новой жизни!». Дети быстрее взрослеют, так как на занятиях мы пишем высказывания великих людей, пословицы и поговорки, которые подталкивают их рассуждать о самых разных вещах.

Удивительно, но наше «я» выражается в том, как мы пишем, и исправить внутреннее ego может как левша, так и правша, причем невзирая на возраст. Только есть ли надобность? Лично мне казалось, что бытовая сторона каллиграфии уйдет в забытье с появлением в повседневной жизни компьютеров, ноутбуков, КПК, диктофонов и еще чего-нибудь, о чем мы пока не догадываемся. Согласитесь, куда проще отправить электронное сообщение, купить открытку с готовым поздравлением, а речь для выступления набрать и распечатать.

– Только в школах и на вступительных экзаменах по-прежнему пишут от руки, – возражает Татьяна Михайловна. – С появлением, скажем, электрической зубной щетки от обычной ведь мало кто отказался, правда? Здесь то же самое.

В общем, человек еще долго не выпустит из рук своих различные орудия письма, поэтому работы у нашей героини – поле непаханое… 


 © Марина Богдашина

Журнал «Я такая» № 5 (106) сентябрь-октябрь 2009 г.

ПОЧЕРК НОВОЙ ЖИЗНИ («Домашняя газета»)

Многие люди хотят начать с понедельника новую жизнь. Это нормальное человеческое стремление к обновлению, к совершенствованию. Школьники тоже иногда хотят начать новую жизнь, потому что школьные будни порой кажутся им какими-то серыми, неинтересными и унылыми. При этом мечта об обновлении и изменении, как правило, связана у детей с их успешной учебой. Очень уж хочется порадовать себя и своих родителей достойными отметками! Но как воплотить эту мечту в реальность? С чего начать? Начните с почерка! Далее...

Почерк – один из важнейших элементов школьной жизни Он нужен каждый день, каждый урок, в классе и дома. Если почерк некрасивый, неразборчивый, то ребенок привыкает к конфликтным ситуациям с учителями из-за того, что он пишет неразборчиво, «как курица лапой», и постепенно впадает в депрессию, зарабатывая себе комплекс неполноценности. Эту ситуацию необходимо кардинально изменить, и чем скорее, тем лучше!

Центр коррекции почерка «Каллиграфъ» поможет начать новую жизнь с первого же понедельника нового учебного года, когда школьник придет в класс с новым каллиграфическим почерком. Что такое почерк? Казалось бы, мелочь – просто привычка писать определенным образом. Но за изменением в почерке стоят очень серьезные положительные изменения во всей жизни. Помните, как в фильме «Стиляги» герой переоделся, и его внутренний мир стал меняться вслед за его внешностью? Изменение почерка, этой «одежки», по которой встречают в школе письменные работы, подобно перемене одежды. Меняется форма – естественно меняется и содержание. С новым образцовым почерком приходят новые качества личности – аккуратность, усидчивость, трудолюбие, целеустремленность. Меняется отношение окружающих к обладателю каллиграфического почерка. В первую очередь это заметят родители, одноклассники, учителя. Те мальчишки и девчонки, которые за три летние недели окончили авторский курс Татьяны Михайловны Леонтьевой, обычно рассказывают о невероятном удивлении учителей изменениям, как в почерке, так и в характере детей. У ребят появляются и развиваются лидерские качества. Часто педагоги не верят, что такие изменения вообще могут произойти за столь короткое время. Не верится, что ребенок пишет красиво сам, без помощи взрослых. Когда школьник, окончивший курс «Каллиграфа», показывает безупречно написанную работу, учителя, как правило, требуют, чтобы он продемонстрировал на доске новый красивый почерк – настолько невероятны эти изменения.

С этих изменений и начинается интересная школьная жизнь. Новая жизнь, достойная каждого ребенка. 


© Татьяна Мастерских

Домашняя газета № 17 (017) 17.06.2009 г.

ТОНКИМ ПЁРЫШКОМ В ТЕТРАДЬ («Качество и рынок»)

Давно уже нет в школе перышек, когда-нибудь, возможно, и тетрадки будут заменены мониторами, но сегодня, как и много лет назад, школьникам продолжают снижать отметки за корявый почерк. Вовочка возвращается домой радостный: – Наконец-то учительница меня похвалила! – А что она сказала? – Что я написал диктант таким же почерком, как врач с пятидесятилетней практикой! Далее...
Этот анекдот я прочитала не где-нибудь, а на серьезном сайте Т.М.Леонтьевой – создателя уникальной программы «Каллиграфъ». На этом сайте есть всё: и история поисков своего пути молодой учительницей в 90-е годы, и отзывы детей, прошедших через курсы Леонтьевой, и образцы их почерков – до того и после…– Методика обучения письму в начальной школе далека от совершенства. Часто дети неправильно держат ручку при письме, неправильно сидят – отсюда и почерк «как курица лапой», – объясняет Татьяна Михайловна.– С первого класса детей начинают учить безотрывному письму – это требует от ребенка большого напряжения, как умственного, так и физического. Поэтому многие дети не могут научиться писать красиво. А ведь в школе оценка по письменным предметам зависит от правильного оформления текста, в том числе и от почерка.Программа Леонтьевой помогает научить красивому письму школьника любого возраста и с любыми проблемами. Курс доступен даже пятилетнему малышу.
Татьяна Михайловна изобрела специальную разлиновку, автоматически снимающую проблему неправильного наклона и ширины букв. Для каждой буквы придуманы особые формулы, показывающие ключевые точки на строке и траекторию руки при письме той или иной буквы. Дети без особого труда запоминают их и проговаривают во время письма, направляя и контролируя тем самым свои действия.– Но самое главное, – говорит автор программы, – что мы учим отрывному письму: оно «разжимает» пишущую руку и даёт возможность писать аккуратно, изящно и быстро. Кстати, благодаря отрывному письму почерк становится одинаково красивый как у правшей, так и у левшей. Специальный тренинг позволяет вывести новый почерк на скорость старого, а порой даже и перегнать. Малыши, приходящие с 3-4 словами в минуту, увеличивают скорость письма в 1,5-2 раза. Всего за 3 недели! И как результат всех этих перемен: у ребенка появляется уверенность в своих силах, речь становится более четкой и грамотной, настроение улучшается – и в школу он идет с удовольствием!Татьяна Леонтьева, вслед за регистрацией своего курса в качестве изобретения в Федеральной службе по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (это произошло еще в 2003 году), решила оформить исключительное право также и на одноименную торговую марку и знак обслуживания.Сейчас «Каллиграфъ» – не только название авторской программы, но и официальный бренд. Если учесть, что с этого года курс «Каллиграфъ» становится доступным в интернете, защита его как интеллектуальной собственности представляется весьма своевременной.Очные занятия и домашние тренировки теперь будут дополняться мощной интернет-поддержкой с видеорекомендацией педагога. Однако право на дистанционную поддержку получат только те слушатели курсов, которые заключат договоры в 2011 году.
© Ирина Жезмер  Качество и рынок № 2 - 2011