Долгий путь к красивому почерку (Максим Заливин)


Максим Заливин — прилежный мальчик из хорошей семьи. Старательно учился с первого класса, по окончании которого даже получил медаль «Мистер прилежание»: за самую лучшую и аккуратную тетрадь.

Его мама, Оксана Валерьевна Заливина, вспоминает: «У Максима был идеально красивый почерк и чистые аккуратные тетрадки. Мы с мужем так обрадовались первым школьным успехам сына, что успокоились по поводу его учёбы. Оказалось — рано. Со второго класса почерк у сына начал заметно портиться, а к пятому превратился в практически нечитаемую «каляку-маляку». Казалось бы, зачем мальчику красивый почерк, стоит ли из этого делать проблему? Но на самом деле для Максима почерк действительно стал камнем преткновения. Учась в школе по сложной программе «2100» с её большими объёмами письменных заданий и зная все школьные предметы на «хорошо» и «отлично», он получал заниженные оценки. Почему? Учителя часто элементарно не могли разобрать, что написано! По математике, к примеру, ему ставили тройки из-за того, что учитель вместо ноля видел шестерку, а вместо четвёрки — семёрку. Именно тогда мы с мужем поняли: голова-то у ребёнка на месте, исправлять нужно почерк».

И вот года четыре назад Оксана Валерьевна случайно (или не случайно?) прочитала статью об уникальном авторском курсе коррекции почерка «Каллиграфъ» омички Татьяны Михайловны Леонтьевой, которая с 1996 года успешно исправляет почерк школьников. Тогда маме показалось удивительным, что тот почерк, что годами калечился дома и в школе, изменяется до неузнаваемости всего за 15 небольших занятий. Причём даже в запущенных случаях результат работы оказывается блестящим. «Пора действовать!» - подумала Оксана Валерьевна и первое, что сделала — позвонила в «Каллиграфъ» поподробнее узнать об этом курсе, а затем и посетила консультацию.

Курс рассчитан на три недели, и после него почерк становится неузнаваемым — каллиграфическим и быстрым.

«Как выяснилось, курс обучения достаточно серьёзный, но действенен на все сто! И поскольку он доступен в любом возрасте, я по своему желанию могу присутствовать на занятиях вместе с сыном и принимать непосредственное участие в его обучении. Курс рассчитан на три недели, и после него почерк становится неузнаваемым — каллиграфическим и быстрым. Далее ученики закрепляют свои умения дома, доводя скорость и красоту письма до оптимальной, а каллиграфический навык — до автоматизма. Лучшие результаты поощряются на празднике «Рождественская звезда» модными подарками, а самый лучший результат — ноутбуком. После всего услышанного Оксана Заливина была готова начать обучение в «Каллиграфе». Дело оставалось за «малым» — поговорить с сыном.

«Максим сначала отпирался, говорил, что у него всё нормально, что ему ничего не нужно исправлять. В такой ситуации важно найти правильную мотивацию, не обязательно материальную. Зная своего ребёнка, его характер, нацеленность на успех, я сказала: «У тебя здесь великолепно, здесь просто замечательно. И только какой-то маленький пунктик портит всю картину… А если ты будешь дипломатом и не сможешь поставить красивую подпись?». Этого было достаточно для того, чтобы убедить сына».

Самое первое занятие Максим помнит до сих пор: «Всё, что ли?» — спросил он у Оксаны Валерьевны. «Он просто не заметил, как пролетели эти 45 минут, - вспоминает мама. — А я была изумлена, когда на самом первом занятии у Максима получились буквы-красавицы! Пусть ещё не весь алфавит, но это было воистину как волшебство! Приятная обстановка, умная и обаятельная Татьяна Михайловна, подача материала с добрым юмором и улыбкой… Всё это на самом деле облегчало усвоение материала, хотя изменить почерк — занятие не из лёгких. Обучение требует времени, усилий, усидчивости. В любом учебном процессе немаловажную роль играет грамотное построение занятий, и в «Каллиграфе» это есть. Всё отточено до мелочей. Да и не каждый педагог может научить, а вот Татьяне Михайловне это удаётся, кажется, с лёгкостью. Сейчас, спустя некоторое время, я вижу, что благодаря «Каллиграфу», помимо красивого почерка, у сына выработался твёрдый характер, появились целеустремлённость, уверенность в себе, умение довести дело до конца».

Учитель иногда даже не замечала элементарных ошибок — настолько ровным и красивым почерком были написаны упражнения.

У Максима улучшились оценки по русскому языку. Удивительно, но учитель иногда даже не замечала элементарных ошибок — настолько ровным и красивым почерком были написаны упражнения. Видимо, глаз просто покорялся красоте ровного ряда практически идеальных букв! А ещё после «Каллиграфа» у мальчика появилась изящная подпись, которую он будет ставить на серьёзных документах. Конечно, когда вырастет.


© Ольга Карташова «Моя земля» 4 марта 2009 г.


Образец почерка Максима Заливина до и после «Каллиграфа»


Максим Заливин и его почерк через три года после «Каллиграфа»