Хочешь иметь красивый почерк? (Наташа Елисеева)


Елена Александровна Елисеева, мама:

Ещё в начальной школе, по мере перехода из класса в класс, почерк моей дочери Натальи становился всё менее и менее читаемым и всё более некрасивым. При быстром письме буквы прыгали из одной строчки в другую, а элементы между ними были такими растянутыми, что в одну тетрадную строчку входило лишь 3—4 коротких слова.

Поначалу никаких претензий со стороны школы к почерку Наташи не было. Однако когда она стала сдавать на проверку самостоятельные или контрольные работы, то учительница часто уже не понимала того, что написано в тетради, поэтому снижала оценки. Пока педагог был один, то можно было как-то поговорить, объяснить, договориться переписать домашнюю работу поаккуратнее. Но в пятом классе нашей школы, когда учителей у Наташи стало много, каждому из них было трудно объяснить, какие буквы или цифры имелись в виду в письменных работах на самом деле. Самостоятельная работа над почерком успеха не принесла: сколько бы раз дочь не переписывала работу, почерк всё равно оставался неразборчивым…

Вот потому-то, Наташин папа, наткнувшись на газетную публикацию о курсе коррекции почерка «Каллиграфъ», сказал: «О, давай позвоним!». Мы спросили Наташу: «Ты хочешь иметь красивый почерк?», она ответила: «Хочу». Папа позвонил и, узнав, что по своему возрасту Наташа подходит для исправления почерка, определил её на курс. Мы решили зря время не терять и учиться на ближайших летних каникулах. Лето — хорошее время для исправления почерка: в школу ходить не надо, можно сосредоточить усилия на заданиях, которые давали в «Каллиграфе».

В результате трех недель занятий, которые вела автор курса Татьяна Михайловна Леонтьева,  почерк девочки стал аккуратным, читаемым, практически таким же красивым, как в прописях. При этом скорость письма была быстрой — то, что и нужно для школы.

Впечатления от курса были самые хорошие. Дома Наташа садилась за стол и тут же выполняла все задания. Не было такого, что «я устала, я хочу погулять, надоело». Выполнение заданий у нас проверял сам папа, и Наташа старалась делать всё на совесть, чтобы не было к чему придраться. И вот в результате трех недель занятий, которые вела автор курса Татьяна Михайловна Леонтьева,  почерк девочки стал аккуратным, читаемым, практически таким же красивым, как в прописях. При этом скорость письма была быстрой — то, что и нужно для школы. Сейчас открываешь тетрадь Наташи — и приятно посмотреть, как написано!

Удивительно, что в результате упражнений по методике «Каллиграфа» почерк у дочери изменился не только в написании русских букв, но и иностранных!

Летом мы ездили на Байкал и в Новосибирск, и везде с ней была тетрадь, и всюду она тренировалась в написании букв новым почерком. Удивительно, что в результате упражнений по методике «Каллиграфа» почерк у дочери изменился не только в написании русских букв, но и иностранных! И хотя в немецком и английском языке используется латиница, а не кириллица, но и там почерк Наташи стал ровнее, красивее, разборчивей. Да и сам ребёнок стал гораздо собраннее, внимательней, усидчивей, дисциплинированней. В сентябре Наташа пойдет в седьмой класс, за это лето она повзрослела, стала больше прислушиваться к мнению родителей. Думаю, что и в школе, и после окончания школы красивый и быстрый почерк дочери пригодится — и на экзаменах, и при поступлении в вуз, и в заполнении различных бланков и анкет, и в написании серьёзных документов.