Хочу красивый почерк! (Дарья Караткевич)


Тамара Пантелеевна Караткевич, бабушка:

Я училась письму в Новосибирской области в то время, когда в школах ещё был предмет «Чистописание». В первый класс пошла в 1961-м году, мы тогда писали перьевыми ручками с пером «звёздочка». До восьмого класса у меня был такой красивый почерк, что я подписывала тетради своим одноклассникам. После почерк сильно испортился, потому что мы стали писать шариковыми ручками, которые начали появляться с середины шестидесятых. По окончании техникума я несколько лет трудилась на западном участке БАМа, потом приехала в Омск. Здесь работала оператором в цехе на шинном заводе.

Учитель начальных классов всегда говорила, что у моей внучки Даши почерк хороший. И с первого по четвёртый класс её письмо меня устраивало. Но в пятом классе с дашиными буквами и цифрами стало происходить что-то странное. Во-первых, они стали разной величины — одна меньше, другая больше. Во-вторых, нельзя было понять, что написано: «и» не отличалась от «ы». Это был ужасный почерк! То, что почерк внучки сломался, я связываю с психологическими сложностями перехода из четвёртого в пятый класс, когда вместо одного педагога появились разные учителя. Первые две четверти дети были несобранными, и «собрать» их у педагогов не получалось. Может быть, ещё был виноват переходный возраст? Несмотря на то, что успеваемость продолжала оставаться отличной, дашино письмо в конце пятого класса неприятно поразило всю семью.

Ещё в середине учебного года я начала говорить дочери: «Что-то надо с почерком у Даши делать». В нашей школе мы увидели рекламный плакат «Каллиграфа», потом зашли на сайт и записались там на бесплатный пробный урок. В мае дочь с внучкой пошли пробовать писать по-другому. Даша заинтересовалась, ей понравился тот новый почерк, которым она стала писать. Она сказала: «Буду сюда ходить. Хочу красивый почерк!».

То, что почерк внучки сломался, я связываю с психологическими сложностями перехода из четвёртого в пятый класс, когда вместо одного педагога появились разные учителя.

Даше не сложно было ходить в самую раннюю группу, с началом занятий в 8 утра. Она легко вставала в 6 часов, мы быстро собирались, а в 7 часов с минутками уже стояли на остановке. Ехали от шинного завода до «Каскада» и приходили на урок самыми первыми. В «Каллиграфе» я присутствовала почти на всех занятиях.

Уроки Татьяны Михайловны Леонтьевой дают такой широкий обзор информации о письме, она находит такой подход к каждому ребёнку, что все дети увлекаются работой над почерком. Педагог так интересно объясняет и так доступно преподаёт, что дети и родители, которые ходили в одну группу с нами, — ни один из них не пожалел, что пришли в «Каллиграфъ». Внучка занималась на курсе с удовольствием, и я думаю, что эти полезные уроки пригодятся ей в дальнейшем, при учёбе в школе и вообще в жизни. Хороший почерк нужен и в школьные годы, и в институте, ведь большинство работ не делается на компьютере: школьники и студенты в основном пишут от руки. Писать в жизни придётся ещё очень много, и отличный почерк лишним никогда не будет.

Хороший почерк нужен и в школьные годы, и в институте, ведь большинство работ не делается на компьютере: школьники и студенты в основном пишут от руки.

У меня есть совет к родителям школьников: обратите внимание на письмо своего ребёнка. Если вы заинтересованы в гармоничном развитии его личности, успехах в дальнейшем жизненном пути, — позаботьтесь и о его почерке. Красивый и быстрый почерк даёт ребёнку уверенность в своих силах, вырабатывает у него самостоятельность и ответственность. А когда ребёнок пишет некрасиво и неразборчиво, он как бы говорит этим миру: «Мне всё равно, кто и как будет это читать, все вы мне безразличны». И жизнь потом отвечает ему тем же, платит человеку той же монетой.

Красивый детский почерк выражает любовь к жизни и людям, это проявление ценности личности ребёнка. Я думаю, что сама жизнь поворачивается к таким детям своей светлой, лицевой стороной.



Образцы почерка до и после «Каллиграфа»