Искусственный интеллект порекомендовал «Каллиграфъ» (Алиса Тумакова)


Светлана Николаевна Колеошкина (Смоленск):

Моя внучка Алиса живёт вместе с родителями в Москве и учится в 113-й школе. Система образования там очень серьёзная, основательная, как в советское время. Ко мне в Смоленск девочка приезжает на летних каникулах.

Проблема с почерком возникла у неё в начале второго класса, когда перешли на письмо под диктовку. До этого она хорошо писала в прописях Илюхиной, но при диктовке её буквы почему-то вдруг стали «плясать». Внучка хорошо рисует, у неё крепкая моторика, но внезапно красота в её письме пропала, оно стало неразборчивым!

Я думала, что ей хорошо хотя бы вернуться к старому почерку, потому что в своём письме Алиса начала делать описки. Вообще-то она у нас отличница, и учительница ставила ей пятёрки, но я считала, что незаслуженно. Впрочем, сейчас все дети так некрасиво пишут, что плохой почерк для учителя — не такая большая проблема, как раньше. К красивому письму современные учителя, говоря мягко, детей не принуждают. Но в моё время отличных оценок за описки не получали… По этому поводу я ужасно переживала.

Видимо, меня услышал и пожалел искусственный интеллект, потому что в тот же день компьютер настоятельно порекомендовал мне посмотреть сайт «Каллиграфа».

Мы стали пробовали заниматься по методике Кушнира и обводили, обводили, обводили страниц по сто. Ничего не помогало, и я просто отчаялась. Я ходила, нервничала, и даже спрашивала сама у себя вслух: «Что же мне делать с этим почерком?». Видимо, меня услышал и пожалел искусственный интеллект, потому что в тот же день компьютер настоятельно порекомендовал мне посмотреть сайт «Каллиграфа».

Надо сказать, что до школы Алиса ходила на курсы декоративной каллиграфии. Там они работали длинной кистью и открытым металлическим пером, рисовали виньетки, писали по прописям. Пока всё это было медленно, у неё получалось. Но я даже не могла предположить, что существует другая каллиграфия — методика красивого письма на высокой скорости! Не могла себе представить, что почерк может быть и красивым, и быстрым в одно и то же время.

Я сравнивала прописи «Каллиграфа» с илюхинскими, и каллиграфские заметно выигрывали. Во-первых, графический образ у них более напоминал строгие прописи сталинского периода. Он похож на почерк моей мамы-учительницы, которая как раз по тем прописям училась, и её почерк был самым быстрым в нашей семье. Она писала очень ритмично, буквально со скоростью пулемёта. Во-вторых, и это главное: по прописям Леонтьевой учатся не просто красивому письму, а почерку одновременно красивому и скоростному.

После «Каллиграфа» она стала писать в 2 раза быстрее. Если до курса скорость её письма составляла 4 слова в минуту, то сейчас — 8 слов в минуту, чему я очень удивлена.

Что было у Алисы до коррекции почерка? Она писала очень медленно, и её устраивала «разношёрстность» в написании букв. После «Каллиграфа» она стала писать в 2 раза быстрее. Если до курса скорость её письма составляла 4 слова в минуту, то сейчас — 8 слов в минуту, чему я очень удивлена. Для меня это просто культурный шок, я об этом даже «в мечтах не мечтала»! Теперь внучка сама стремится писать быстро, чего я от неё не могла добиться, хотя именно этого и старалась достичь. Татьяна Михайловна Леонтьева у неё сейчас — это любимый и авторитетный учитель.

Я восхищена, что за такой короткий срок чёрное поменялось на белое. Это феноменально, я не ожидала такого! Я думала, что 15 дней — это только начало курса, а какой-нибудь более или менее результат получится через несколько месяцев… Но то, что в пятницу на второй неделе занятий они будут уже красиво писать на скорости, — я об этом и помыслить не могла в самых дерзких мечтаниях!

Замечу, что у меня есть немалый педагогический опыт, я кандидат педагогических наук. Преподаю художественную педагогику и специализируюсь по детской моторике. Тем не менее, оценивать Татьяну Михайловну как педагога, я не рискну, поскольку она выше меня не знаю на сколько голов, и говорю о ней только в плане благодарности и восхищения. Я как-то написала ей, что у неё есть дар быть лёгкой. Если на мою внучку надавить, то она ничего не будет делать, а Татьяна Михайловна — притом, что она из рамок никого не выпускает, — имеет необыкновенный дар легко учить и воспитывать. На её онлайн-уроках много мальчиков, и обычно это «тяжёлый контингент» для педагогов, поэтому наблюдать за их успехами мне было особенно интересно.

Это феноменально, я не ожидала такого!

У меня есть возможность сравнить, что такое педагогический дар: у меня четыре тётки, двоюродные сёстры, моя мама — они все педагоги, поэтому я знаю, что такое хорошая педагогика. Я уже всем на работе рассказала о методике «Каллиграфа», показывала на кафедре методики начального образования Алисины образцы почерка до и после курса. За всю мою 35-летнюю жизнь в профессии я встретила, может быть, трёх педагогов такого же уровня, но сейчас я просто очарована и восхищена!


Почерк Алисы Тумаковой до и после коррекции