Коррекция почерка — это не хобби, а необходимость (Александр Ширшов)


Елена Михайловна Ширшова, мама (Красный Яр):

Так случилось, что Саша — переученный левша с нарушенной моторикой. На его почерке это отражалось так: буквы «а» и «о» друг от друга не отличались, ширина букв варьировалась, одна буква «запрыгивала» на другую, расстояние между словами было разным. Нарушения в письме такие, что правильно выполненная по содержанию — «пятёрочная» работа — в школе очень часто оценивалась на «четыре», а то и на «три». Из-за этого ребёнок терял мотивацию к учёбе.

Мы, родители, решили, что необходимо что-то делать. В интернете нашли несколько сайтов различных курсов. Я почитала отзывы и решила обратиться именно в «Каллиграфъ». Мне понравились отзывы о курсе, впечатлили фото почерка «до и после» и устроил срок исправления ситуации — три недели. Надо сказать, что с учётом серьёзных нарушений письма у моего ребёнка, такому короткому сроку я поверила с трудом. Не верилось, что всё это можно выровнять за три недели. Думала так: «Ну да, какие-то обычные детские погрешности — можно, а вот у моего…». Тем не менее, забегая вперёд, скажу о результате, который увидела у своего ребёнка в «Каллиграфе». Ширина букв выровнялась, «о» и «а» пишутся как нужно. Он уже видит свои недостатки и знает, как их исправлять самому — это очень ценное качество.

Я почитала отзывы и решила обратиться именно в «Каллиграфъ». Мне понравились отзывы о курсе, впечатлили фото почерка «до и после» и устроил срок исправления ситуации — три недели.

Как проходили сами занятия? С первого урока отметила строгость преподавателя. Татьяна Михайловна Леонтьева сразу же взяла детей «в ежовые рукавицы» и дала им понять, что на уроке должна быть железная дисциплина. Это при том, что Татьяна Михайловна относится к детям очень лояльно. Давая понять всю строгость ситуации, она поощряет учеников за мелкие успехи и очень аккуратно указывает на их недостатки. Не ломает психику ребёнка, а мотивирует его к дальнейшим достижениям. Думаю, что для коррекции почерка так и нужно, потому что дело это тяжёлое и трудоёмкое.

Ребёнок — я буду говорить о своём ребёнке — не чувствовал в «Каллиграфе» никаких поблажек, потому что здесь нельзя недоделать и оставить на завтра, даже если это тяжело. Если бы сын почувствовал слабость требований, то он не смог бы продолжать учёбу. Он бы не укрепился морально, не смог бы сконцентрироваться. И если первую пару дней он учился со слезами — так нелегко давалось ему новое, то где-то на третий день он пошёл вперёд «по накатанной». Теперь он знал, что заданный объём «домашки» за него никто не выполнит, и ему надо сделать свою работу самому и как можно лучше. Только тогда он получит одобрение Татьяны Михайловны.

С плохим почерком проще оказаться в отстающих. Если почерк ещё и медленный, то ученик не успевает за всем классом, а когда начинает торопиться — делает ещё больше ошибок.

В «Каллиграфъ» мы ездили из Красного Яра: ежедневно 50 км туда и 50 км обратно. Ведь для сына коррекция почерка — это не хобби, а необходимость. Разборчивый почерк нужен ему для развития, это фундамент для успехов в школе и для его будущего. С плохим почерком проще оказаться в отстающих. Если почерк ещё и медленный, то ученик не успевает за всем классом, а когда начинает торопиться — делает ещё больше ошибок.

Полученное в результате его усилий в «Каллиграфе» вызывало у сына такую гордость! Когда он встречался со своими друзьями, то рассказывал об исправлении почерка и показывал свою тетрадь: «Смотрите, какого почерка я сам добился!». Приносил им и свою школьную тетрадку: «А теперь посмотрите, как я писал раньше…». Эти достижения были для него очень важны, и он сам им удивлялся: «Ой, неужели я так писал?». Когда Саша сравнивал свой почерк до и после курса, то это был приятный шок. То, что он достиг отличного результата за такое короткое время, для него много значит.

Ребёнок знает, что новый почерк у него красивый, с хорошей скоростью, поэтому он психологически окреп. Для начальной школы это очень хорошо, а в старших классах будет нужно ещё больше.

Сейчас у сына появилось ощущение уверенности в своих силах. Ребёнок знает, что новый почерк у него красивый, с хорошей скоростью, поэтому он психологически окреп. Для начальной школы это очень хорошо, а в старших классах будет нужно ещё больше. Мне кажется, что после занятий в «Каллиграфе» у него мозг начал лучше работать. Он сейчас два предложения прочитает — и тут же их записывает, даже не глядя в текст. Теперь на диктантах он не будет мучительно вспоминать, что же там учительница сказала. Между прочим, мы останавливаться на достигнутом не собираемся. Хотим поддерживать результат и планируем работать над скоростью. Если не будем справляться, то придём на курс «Поддержка почерка».

Родителям, которые видят у своего сына или дочери проблемы письма, я советую не бояться загрузить ребёнка летом. Да, придётся усердно поработать три недели, потребуется вложение времени и сил — и не только самого ребёнка, но и мамы с папой. Но зато, если у него быстрый и красивый почерк, потом в течение нескольких лет школьной жизни ребёнку будет в разы легче учиться.


Образцы почерка до и после «Каллиграфа»