Мы очень довольны результатом (Руслан Суенов)


Вера Николаевна Суенова, мама:

Наш сын Руслан писал очень медленно. И когда в классе надо было писать быстро, то его почерк становился ужасным. Бывало так, что сын приходил с уроков и показывал свои тетради, а мы не могли разобрать его писанину. «Я торопился, надо было быстро…». Поэтому, когда от соседки мы услышали о «Каллиграфе», то загорелись. Пришли с сыном на пробный урок — понравилось. Сразу же заключили договор и до сегодняшнего дня об этом не пожалели.

До «Каллиграфа» мы не один раз пытались исправить почерк Руслана самостоятельно. Каждый день тренировались: «Садись, пиши, пиши, пиши!». Это было просто мучение. «Руслан, ты пишешь?». «Нет, не пишу». Часто отвлекался, на что-то засматривался, был невнимательным, и всё оставалось по-прежнему.

Я даже не надеялась, что ситуация изменится, но в «Каллиграфе» это произошло. Руслан начал стараться, он стал сосредотачиваться только на письме, становился внимательнее. И его почерк стал абсолютно другим. Раньше был мелким и каким-то скошенным, с большим наклоном. Хотя раньше мы считали, что всё нормально — для школы пойдёт. Но если сравнить старый и новый почерк Руслана, то сразу же видно, что новый почерк ровный, чёткий, красивый — мы очень довольны результатом.

Особенно потому, что скорость по сравнению со старым почерком выросла в пять раз! Перед «Каллиграфом» мы замеряли самую высокую скорость старого почерка, она составила 0,99 слов в минуту. Сейчас, через три недели с начала занятий, Руслан пишет красивым почерком со скоростью 4,97 слов в минуту, и скорость письма продолжает расти. Для моего ребёнка это большой прогресс. Особенно хорошо, что во время письма он перестал отвлекаться от тетради, сосредоточенно пишет до конца текста.

Если сравнить старый и новый почерк Руслана, то сразу же видно, что новый почерк ровный, чёткий, красивый — мы очень довольны результатом. Особенно потому, что скорость по сравнению со старым почерком выросла в пять раз!

Вспоминаю разговор с нашей соседкой, которая рассказала о «Каллиграфе». Я её тогда спросила: «Сколько там длится курс?». Она говорит: «Три недели». «И ты хочешь сказать, что за три недели ребёнок научится красиво писать, да ещё и скорость увеличится?». «Да, так говорят. Правда, нужно потом почерк поддерживать, понемногу заниматься дома». Я говорю: «Что-то мне мало верится…».

Потом раза три или четыре я звонила в «Каллиграфъ», спрашивала, действительно ли это возможно, бывает ли такое, что ничего не получится, у всех ли получается и т.д. Что мне понравилось — мне сказали правду. Бывает ведь, что наобещают с три короба, а в результате обманывают. А в «Каллиграфе» прямо ответили: «Да, случается так, что почерк ребёнка хотят исправить мама, папа, бабушка, дедушка — кто угодно, но сам ребёнок не хочет. Если взрослые приводят ребёнка насильно, то ничего хорошего из этого не получится». Когда педагог в «Каллиграфе» видит, что ребёнок не хочет учиться, то его в рай на верёвке не тянут, наоборот — об этом сразу же говорится родителям, договор расторгается, деньги за непройденные уроки возвращаются. А не так, что родители заплатили — и пускай ребёнок просто сидит, «балду гоняет»: получится или не получится — это его проблемы. Нет, здесь всё честно, по справедливости.

Большое спасибо «Каллиграфу», желаю ему процветания и больше учеников со всей России, а его сотрудникам — здоровья, счастья и благополучия!


Суенов Руслан, 7 лет:

Когда я торопился, то буквы получались некрасивыми, непонятными. В «Каллиграфе» мне очень понравилось, здесь я научился писать красиво и быстро. Когда приду в школу, во второй класс, покажу свой новый почерк друзьям и скажу, чтобы они приходили в «Каллиграфъ».


Образцы почерка до и после курса