Пусть ребёнок идёт и учится (Азат Кунанбаев)


Гульнар Балтабаевна Кунанбаева, мама:

Всё время, пока Азат учился в школе — с первого по четвёртый класс, у него был плохой почерк. Я почему-то думала, что он станет лучше, но с каждым классом его письмо становилось всё хуже. Если раньше сын ещё стремился писать разборчиво, то к четвёртому классу ему стало всё равно, как и что у него получится. Его начали учить письму ещё в детском саду, и возможно, что вся эта проблема идёт оттуда. Они не прописывали элементы букв, а сразу писали буквы. Меня ещё тогда удивляло, что цифры Азат начинал писать не сверху, как обычно, а снизу. Но психолог в садике посоветовала не учить ребёнка по-своему и не травмировать замечаниями, чтобы он не стал писать ещё хуже — дескать, такой у него характер. Я и не вмешивалась, хотя мне хотелось, чтобы ребёнок писал красиво, понятно и чисто. Но поскольку у мужа тоже неважный почерк, то мы решили, что ребёнка надо оставить в покое: это генетика.

Каким был почерк Азата? Принимался он писать мелко, а заканчивал крупно. Или наоборот: крупными буквами начинал, а до конца доводил такими маленькими, что вообще не разберёшь. Наконец, его привычка несколько раз обводить буквы и цифры, зачёркивать их и опять лепить сверху, потом снова зачёркивать, делала их нечитаемыми.

В школе мы разговаривали об этом с нашей учительницей. Ребёнок знает правила орфографии и пунктуации, но ленится их применять. Если на него «надавить», тогда он старается. Попросишь его написать красиво — некоторое время он пишет лучше, но потом снова неразборчиво. На пробный бесплатный урок «Каллиграфа» мы пришли по её приглашению. Она посоветовала нам прийти и посмотреть на результат занятия. Хотя я и сомневалась, что что-то может получиться, но увидев результаты, после урока мы приняли твёрдое решение учиться на курсе. Единственный вопрос был по оплате: всё-таки семья многодетная, отец работает один. Но папа сказал: «Пусть ребёнок идёт и учится».

Сейчас ему нравится и как он сам красиво пишет, и что он перестал обводить свои буквы, и что он делает их красивыми с первого же раза.

На первый урок Азат шёл с неохотой. Во-первых, ему не нравилось, что заниматься надо во время летних каникул, когда все дети отдыхают. Во-вторых, он считал, что почерк для него — это не очень важно. Но на второй, третий и последующие уроки он уже шёл с желанием. А за 2 дня до окончания курса сказал мне печально: «Мама, так быстро эти 3 недели пролетели… Ещё сегодня, завтра — и всё!». Сейчас ему нравится и как он сам красиво пишет, и что он перестал обводить свои буквы, и что он делает их красивыми с первого же раза. Он стал более внимательным, уже не зачёркивает и не лепит буквы друг на друга, пишет их ровненько.

Хорошо, что занятия шли летом, я могла помочь сыну дома и присутствовала на уроках в классе. Результат есть, и результат такой, что всем нравится — и мне, и мужу, и сыну. Муж начал было сомневаться, не зря ли мы всё это затеяли — может, пустили деньги на ветер, и всё в таком духе. Но на прошлой неделе сам заглянул в тетрадь Азата, где тот пишет упражнения — и просто ахнул от удивления! Говорит ему: «Неужели это правда ты написал?». Позавчера у нас были гости, так Азат хвастался своей тетрадкой, всем гостям показывал свой новый почерк. Гости были в восторге, даже в приятном шоке — особенно те, кто знал, как он раньше писал. Некоторые даже записали адрес и телефон «Каллиграфа».

Моей дочери 8 лет, она пошла в третий класс. У неё почерк понятный, разборчивый, но она тоже посмотрела и захотела теперь новый почерк — такой же красивый, как у брата. Вообще у нас большая семья: четверо детей, Азат среди них самый старший. Теперь будет закреплять почерк самостоятельно, в этом сын заинтересован сам. Ему очень нравится, что он стал писать так красиво!


Образцы почерка до и после «Каллиграфа»