Скучать не приходилось (Максим Слизов)


Максим Слизов, 16 лет (Новосибирск):

В первом классе я сломал спину — точнее, у меня был компрессионный перелом позвоночника. И когда мои одноклассники учились письму в школе, то я находился или в больнице, или дома. Учительница меня жалела, заданий почти не задавала, поэтому всё это время я, можно сказать, отдыхал. В результате сам кое-как научился писать буквы, но они были по размеру чаще всего очень мелкими. И ещё буквы были всегда кривыми — с наклоном в разные стороны. Короче, почерк было трудно разобрать даже мне самому, особенно если при письме я торопился. С этим почерком я закончил десять классов и до учёбы в «Каллиграфе» писал на скорости шесть слов в минуту.

Честно говоря, я уже привык к своим корявым буквам, но мама хотела, чтобы мой почерк был красивым и читаемым. По интернету она нашла сайт «Каллиграфа», но в прошлом году мы на курс не успели — лето заканчивалось, и мест уже не было. В 2014 году мы заранее забронировали место, и я стал учиться красивому письму.

Была пара обстоятельств, которые едва не помешали моей учёбе. Во-первых, я жил в Новосибирске, и предполагал, что для выполнения домашних заданий привезу в Омск свой ноутбук. Но он вдруг совершенно неожиданно сломался… Я нашёл выход: стал смотреть учебные видеоролики и выполнять домашние задания в интернет-кафе. Во-вторых, перед приездом в Омск мне снова «повезло»: на даче в Новосибирске играл в футбол и сломал ногу. Поэтому во время учёбы в «Каллиграфе» передвигался на костылях.

Занятия в группе были такими интенсивными, что скучать не приходилось. И этим динамизмом «Каллиграфъ» сильно отличается от других курсов, где занудно говорят и рисуют на доске.

Вначале было трудно, и не только из-за гипса на ноге. Видимо, я слишком сильно привык к своему старому почерку… Однако мне понравилось проговаривать формулы букв во время письма, и к концу первой недели все мои буквы уже были новыми и красивыми. В это время письмо было таким медленным, что для выполнения маленького домашнего задания требовалось полтора — два часа. На второй неделе занятий я уже привык к новому почерку и натренировался красиво писать в широкой строке. К концу недели у меня на домашнюю работу уходило всего пятнадцать — двадцать минут, а скорость нового письма увеличилась до десяти слов в минуту и продолжала расти.

Занятия в группе были такими интенсивными, что скучать не приходилось. И этим динамизмом «Каллиграфъ» сильно отличается от других курсов, где занудно говорят и рисуют на доске. Когда я увидел свои первые результаты, то вдохновился и все три недели занимался очень старательно. Поэтому изменения в почерке — и в красоте, и в скорости письма — были кардинальными, и если сравнивать мой новый почерк со старым, то это просто небо и земля!


Образец почерка Максима Слизова до и после «Каллиграфа»