Внук учился сразу после аварии (Сергей Гольцман)


Галина Николаевна Волкова, бабушка:

Наш сосед сдаёт свою квартиру приезжим. В июне там поселилась женщина, приехавшая с девочкой из Саратова. Оказалось, что она специально привезла свою дочку в Омск с намерением исправить её почерк в «Каллиграфе». Меня это удивило и ещё раз заставило серьёзно подумать о своём внуке.

Сергею 14 лет, учится хорошо, в школе он ударник. В первом и втором классах писал красиво. Но с третьего класса, когда нужно было увеличивать скорость письма, его почерк вдруг стал ломаться. Получалось так, что при медленном письме всё было разборчиво и понятно, а как только шло ускорение — у него начинались проблемы. Появлялись исправления, недописки, вместо «о» писалось «а», а вместо «а» — «о». Постепенно выработалась плохая привычка торопливо строчить, в ущерб красоте и разборчивости письма.

Впрочем, такая ситуация устраивала и его, и учителей. Почему-то на то, что почерк у ребёнка корявый, внимание обращала только я. Когда внук приходил из школы, то смотрела его тетради, и мы поправляли всё стирающей ручкой и приводили буквы в божеский вид. Я ему говорила: «Куда ты спешишь? Не надо торопиться!». Упражнения им задавали небольшие, можно было писать спокойно, без спешки. Но он уже привык торопиться, писал очень быстро, но неразборчиво. Это касалось как букв, так и цифр, которые тоже не были идеальной формы. Причём когда дома над ним стоишь, то он ещё старается, что-то прописывает. Но если это происходило в школе, когда его никто не проверял сразу, то он и писал, не стараясь.

Было решено специально посвятить коррекции почерка три недели августа. К этому решению подтолкнуло то, что вы хорошо известны, и летом сюда приезжают люди со всей России, в чём я убедилась сама.

Мы пытались сами справиться с этой проблемой, покупали прописи, но у нас ничего не получалось. Общий объём школьных домашних заданий был таков, что времени на прописи не оставалось. Поэтому было решено специально посвятить коррекции почерка три недели августа. К этому решению подтолкнуло то, что вы хорошо известны, и летом сюда приезжают со всей России, в чём я убедилась сама. Уж если люди едут издалека, за многие тысячи километров, и тратят на это столько времени и денег, то нам грех было не воспользоваться этой возможностью: «Каллиграфъ» от нас через дорогу!

Надо сказать, что здесь мы с Серёжей один раз уже были. Несколько лет назад мы посетили бесплатный пробный урок. После него я надолго перестала думать об учёбе на курсе: решила, что сначала внук должен поучиться в школе. Вдруг ему попадётся ревнивая учительница, которой не понравится, что наш ребёнок пишет не так, как она учит других детей? Побоялась, что в школе его почерк начнут ломать, и это будет ещё хуже. Так моё решение об учёбе в «Каллиграфе» было отсрочено на семь лет.

Уже в первую неделю занятий на курсе была впечатлена красотой почерка внука. Я им просто восхищалась! Результатом я довольна: посмотрите на образцы почерка внука до и после «Каллиграфа».

Надо ещё иметь в виду, что учился он сразу после аварии и только что перенёс тяжёлую операцию. Даже не думала, что после этого он согласится на учёбу, ведь всего несколько дней, как он вышел из больницы. Ему приходилось бороться и преодолевать самого себя. Вопрос «нравится или не нравится» перед ним не стоял: он знал, что ему это надо. Папа работает, мама работает, а учёба — это его труд, его работа, его ответственность. Он понимал, что никто за него это не сделает.


Почерк до и после курса коррекции