ПРОПИСИ ОЛЬГИ ЛЫСЕНКО


Прописи Ольги Васильевны Лысенко в самом своём названии позиционируются, как предназначенные для постановки и коррекции почерка. Между тем, впечатление от данного пособия весьма неоднозначное.


Прописи для постановки и коррекции почерка / О.В. Лысенко — Павлодар: О.В. Лысенко 2015.


С одной стороны, очевидна методическая грамотность написавшего прописи специалиста-практика. Видно, что курс построен не только на собственном опыте автора, но и на практическом опыте целого ряда других педагогов, которые сделали удачные наработки в прошлом. Не будем сомневаться в том, что Ольга Лысенко знакома с прописями прошлых лет, и даже прошлых веков. Тем более что сама она в пространном видеообъяснении своей методики под названием «Красивый почерк за 20 уроков» уверенно утверждает, что при создании курса пользовалась «материалами Русского научного фонда, Русской научной библиотеки и Русского гуманитарного фонда, а также всеми прописями, которые были изданы, начиная с 1869 года». В качестве одного из источников приводятся популярные «Русские прописи» Василия Степановича Гербача, одобренные Святейшим Синодом в качестве руководства для учеников церковно-приходских школ в 1887 году.

” Видно, что курс построен не только на собственном опыте автора, но и на практическом опыте целого ряда других педагогов, которые сделали удачные наработки в прошлом.

Достаточно неплохо продуманы и методические рекомендации для учителя, которые автор прописей назвала «Каллиграфия». Всё это, конечно же, радует — включая разнообразные «изюминки», которые придают данному труду похвальное своеобразие. Как сообщает в том же видео Ольга Лысенко, при работе над прописью она изучала методику и опыт другого известного автора — Веры Илюхиной. Действительно, судя по тому, как построены прописи Лысенко, в них откровенно прослеживается илюхинская система и логика.

«Прописи для постановки и коррекции почерка» хороши и тем, что автором найдены основополагающие детали, которые участвуют в построении большинства букв. Сначала детям предлагается вдумчиво и неторопливо отработать эти детали до состояния устойчивого навыка, и только после этого, на основе освоенных деталей, начинать строить буквы по принципу «от простого — к сложному». Это тот самый дидактический принцип, который в современном школьном образовании, к сожалению, часто забывается.

Отрадно, что Ольга Лысенко активно использует положительный опыт старой советской школы, когда новый элемент или новая буква предлагались писать ребёнку в строчке несколько большего размера — 5 мм. Потом тот же самый элемент нужно было писать в стандартной разлиновке, в узкой строке шириной 4 мм. На момент изучения элементов буквы показаны их начальные и конечные точки, что очень удобно детям.

” Действительно, судя по тому, как построены прописи Лысенко, в них откровенно прослеживается илюхинская система и логика.

Далее, по ходу изучения элементов и букв, в лысенковской прописи даются письменные задания — это то, что отсутствует, например, в пособии Клементовича или прописи Агарковых. Задания предлагаются чёткие и понятные: как ребёнку, так и методисту. Нам импонирует и то, что по образцу старых советских — до реформы 1968 года — прописей, строка здесь делится на две или три равные части, для того чтобы вывести тот или иной элемент на правильную точку. С точки зрения методики, все задания достаточно логичны, доступны и хорошо выверены. Это может понять методист и человек, находящийся, как говорится, «в теме».

Ещё один положительный момент у Лысенко: все буквы алфавита выстроены ею в группы, и собраны в них по принципу одинаковости написания. Это позволяет детям овладевать письмом более осознанно и успешно, поскольку буквы включены в ассоциативные ряды. В этом случае учебная информация усваивается ребёнком наиболее эффективно: в его сознании включаются процессы анализа и синтеза, и ему гораздо легче запоминать нескольку букв сразу.

Всё, что говорилось до этого момента — это были «плюсы» творчества Ольги Лысенко. Действительно, перед нами самостоятельный, довольно неплохо сконструированный образовательный продукт в виде курса «Каллиграфия» и прописи к этому курсу, по которой ребёнок может заниматься достаточно неплохо. Мы сознательно говорим «неплохо», а не «хорошо». Почему? Потому что у этого продукта есть как положительные моменты, так и серьёзные «минусы», о которых мы скажем ниже.

” Хотя сам курс и преподносится, как овладение каллиграфией за 20 уроков, на самом же деле — и это не шутка — чётко по урокам он не разделён!

Начнём с такого критерия, как удобство обучения. Здесь «Прописи для постановки и коррекции почерка» заслуживают даже не «четвёрки», а только «тройки». И это учитывая то, что мы очень уважительно относимся к создателю курса и рассматриваемых нами прописей, как к педагогу. Мы знаем о многолетнем опыте Ольги Лысенко по работе с детьми, мы видим её пытливый ум — собственно, это и позволило ей создать такой неординарный образовательный продукт.

Однако как преподносятся автором сам курс «Каллиграфия» и прописи к нему? Если в качестве помощников в овладении процессом письма ребёнком под руководством педагогов, то да и аминь — с этим ещё можно согласиться. Такими руководителями обучения вполне могут быть педагоги из центров детского развития, репетиторы или школьные учителя, которые возьмут этот методический инструмент себе на вооружение. Но внимание: Ольга Лысенко предназначила этот продукт не столько для педагогов, сколько для родителей! И здесь она вообще не угадала. Объясним, почему.

” Название «Красивый почерк за 20 уроков»  это просто рекламный трюк. Количество занятий приблизительно, а сроки достижения результата расплывчаты. Установка автора следующая: если ребёнок не успевает овладеть курсом за 20 уроков, то курс может тянуться и месяц, и два, и три.

Хотя сам курс и преподносится, как овладение каллиграфией за 20 уроков, на самом же деле — и это не шутка — чётко по урокам он не разделён! После анализа прописей, а также прилагаемого к ним методического пособия, становится совершенно ясно: перед нами — так называемый «индивидуальный подход к каждому ребёнку». Что этот расчудесный индивидуальный подход означает на практике?

Предполагается, что если по каким-то причинам ребёнок не готов овладеть курсом каллиграфии за 20 уроков, то он вполне может учиться и 30, и 40, и 50 уроков. В случае, если ребёнок занимается не с родителями, а с учителем, то папа с мамой будут оплачивать педагогу столько часов учебного времени, сколько нужно их ребёнку, чтобы он «раскачался» и овладел курсом. И прописи, и методические пособия явно рассчитаны на то, что педагоги из школы или из развивающих центров сами напишут для каждого ребёнка учебный план. Педагоги сами создадут конспекты уроков, которых, как таковых, в курсе нет. Отслеживать полученные ребёнком промежуточные результаты и переходить к следующему этапу курса (например, к новой группе букв) они будут только после того, как конкретный ребёнок к этому будет готов. Сколько времени это займёт — никому не известно. Никаких чётких временных рамок курс Ольги Лысенко не имеет и не даёт.

” Предполагается, что если по каким-то причинам ребёнок не готов овладеть курсом каллиграфии за 20 уроков, то он вполне может учиться и 30, и 40, и 50 уроков.

Название «Красивый почерк за 20 уроков» — это просто рекламный трюк. Количество занятий приблизительно, а сроки достижения результата расплывчаты. Установка автора следующая: если ребёнок не успевает овладеть курсом за 20 уроков, то курс может тянуться и месяц, и два, и три. В принципе, работу в прописях можно растягивать на неопределённо долгое время, которое ребёнку понадобится реально. Реально и то, что учителя, приложив определённые усилия и пользуясь не собственно прописями, а их частями, могут справиться с планированием и «вытянуть» детей. В курсе Лысенко профессионалы найдут добротный, но сырой образовательный продукт — полуфабрикат, на основе которого им можно будет проявить своё творчество и методическую зрелость.

Что же предлагается делать не педагогам, а родителям? Для начала они могут купить пропись Ольги Лысенко в составе курса «Красивый почерк за 20 уроков». На официальном сайте это обойдётся им в 17900 руб. Заметим, что интернет-пираты предлагают купить всё это интеллектуальное богатство за гораздо меньшую сумму, что, надо полагать, делается в обход автора. Когда родители захотят, чтобы с помощью этих прописей ребёнок достиг замечательных результатов, то сначала маме или папе нужно будет познакомиться с педагогикой, возрастной психологией и образовательными технологиями. Потому что для успешного обучения своего ребёнка методикой Ольги Лысенко овладеть придётся им самим, и кому-то из них необходимо будет запланировать определённый учебный результат на каждый урок курса. А этих уроков, как мы заметили ранее, может быть неопределённо много. Как неискушённые в педагогике люди будут планировать эту учебную деятельность, если не умеют её планировать — вопрос, конечно, интересный…

Что же мы будем наблюдать? По сути, в результате покупки данного образовательного продукта родителям будет предложено опровергнуть народную мудрость «Не умеешь — не берись» и заняться образовательной деятельностью. Делом, которым они заниматься не готовы, да как-то не очень и обязаны. Самое обидное для взрослых в данном случае — это осознавать, что назад пути нет, поскольку деньги уже потрачены. Скорее всего, большинство родителей вообще не станет отрываться от своих привычных дел, только ради того чтобы овладеть новым видом деятельности: стать учителем для собственного ребёнка, изучить все прилагаемые к этой прописи методические материалы и проводить занятия по каллиграфии правильно. Скорее всего, недоумевающие папа с мамой или положат эти дорогие прописи на полку, или заставят ребёнка писать по ним самостоятельно, чтобы впоследствии сказать: «Пробовали мы прописи Лысенко, ничего хорошего у нас не вышло…».

” По сути, в результате покупки данного образовательного продукта родителям будет предложено опровергнуть народную мудрость «Не умеешь — не берись».

Получается, что для родителей прописи Ольги Лысенко не подходят. В этом, собственно, и заключается их огромный изъян. Но «минус» этот, к сожалению, не единственный: у прописей есть другие недостатки.

Нам непонятно, почему Ольга Васильевна, как талантливый педагог с многолетним стажем, после изучения прописей прошлых веков и советских прописей до реформы 1968 года, после изучения образовательной деятельности Веры Илюхиной не включила в свои прописи разлиновку в частую косую линейку. Почему, взяв у Илюхиной часть её превосходных методических наработок, Лысенко скатилась к традиционному способу написания? Поясняем, о чём идёт речь.

Из дореформенных пособий автором «Прописей для постановки и коррекции почерка» были взяты две великолепные вещи. Во-первых, широкая строка, которая больше стандартной строки. Это правильно, потому что мелкомоторные движения здесь требуются достаточно сложные, чуть ли не ювелирные. Малыши в возрасте 6—7 лет здесь не столько корректируют свой почерк, сколько обучаются письму. Мелкая моторика у них, как правило, недостаточно хорошо развита, и дети в таком возрасте ещё не умеют выполнять такие тонкие движения, как письмо графических значков — букв. Поэтому при изучении каких-то новых элементов или новой буквы до реформы 1968 года с методической точки зрения было абсолютно правильным предлагать детям писать в разлиновке, где узкая строка шире, чем обычно. Это огромный «плюс». Во-вторых, из дореволюционных прописей в свою Лысенко взяла деление строки на 2 или 3 равные части не очень заметными серыми линиями. Это тоже большой «плюс», облегчающий ребёнку процесс выписывания элементов либо до середины строки, либо до 1/3 сверху или снизу.

Недоумение вызывает то, почему в объяснении типичных ошибок при письме тех или иных элементов, либо той или иной буквы — когда уходит в сторону наклон, когда возникают проблемы с высотой, когда говорится о соблюдении одинакового расстояния между буквами или элементами, равном ширине крючка — автор не даёт в своей прописи частой косой линейки. Той самой линейки, которая помогает ребёнку научиться «автоматически» держать такие сложные параметры почерка, как наклон и ширину букв или их элементов. Получается, что, с одной стороны, в своих устных видеорассказах автор большое внимание уделяет ширине элементов, а с другой — пускает процесс на самотёк и не даёт детям инструмента, чтобы они не просто об этом услышали, но осуществили её рекомендации на практике. В прописях Лысенко у малышей нет ориентиров в виде частой косой линейки: почему-то эта важная часть дореформенных прописей была ей проигнорирована. Возможно, изначально за этим скрывался какой-то неведомый нам авторский замысел, но на практике он обернулся серьёзным методическим «проколом». Именно из-за таких досадных дефектов процесс обучения письму часто является для ребёнка мучительно трудным.

” В курсе Лысенко профессионалы найдут добротный, но сырой образовательный продукт — полуфабрикат, на основе которого им можно будет проявить своё творчество и методическую зрелость.

Необъяснимо и вот что: почему, изучив методику Веры Илюхиной и уловив её основные моменты, автор «Прописей для постановки и коррекции почерка» взяла илюхинский «крючок» в качестве основополагающего элемента методики и — продолжила пропагандировать безотрывное написание букв, отказавшись от илюхинского «секрета». А ведь основным элементом букв у Илюхиной является именно «секрет»! Странно и другое. В илюхинской методике чётко объясняется, почему буквы создаются не на основе овала, а на основе прямой линии: потому что овал является одной из самых сложных геометрических фигур. Почему же такие буквы, как «а» и «д», строящиеся на овале в традиционной методике, Лысенко снова предлагает строить всё на том же овале?

Есть в прописях Ольги Лысенко прекрасная «изюминка» — лист тренировок. В нём каждый элемент пишется по 4 и более строчек. Здесь же написана речевая формула, которую ребёнок должен проговаривать во время письма, активизируя таким образом слуховой, речевой, речедвигательный и двигательный анализаторы. Методически вроде бы всё грамотно, однако большие вопросы, собственно, вот эти речевые формулы и вызывают. Напомним, что сам по себе процесс письма — это деятельность ритмическая. Предложенные же Ольгой Лысенко речевые формулы этот письменный ритм грубо сбивают, с ритмом они не соотнесены. Что сделают дети, если во время письма им предложат проговорить такую речевую формулу? Либо промолчат, а проговорят потом, либо — стараясь писать и говорить с одинаковой скоростью — им придётся нарушить ритм письма. И это снова удивительно: почему логопед с огромным стажем работы этот момент не учла в принципе? Неужели затем только, чтобы её речевые формулы чем-то отличались от илюхинских?

Похоже, что некоторые буквы у Лысенко взяты из традиционной методики, например, «Е», «з», «с», «э». Построенные на овале и полуовале, в сочетании с речевыми формулами, они создадут детям дополнительные трудности.

В качестве ещё одной недоработки прописи укажем, что её формат А4 неудобен для расположения на столе. Впрочем, об этом мы говорили, когда анализировали пособия других авторов.

” Хотя прописи и содержат в своём названии слова о коррекции почерка, по факту курс рассчитан на обучение письму дошкольников или первоклассников.

На время вернёмся к «плюсам» прописи. Отрадно, что в ней даются ключевые точки, на которые ребёнок должен ориентироваться во время письма. Хорошо, что сначала дети пишут в прописи карандашом. Есть хорошие упражнения на соотнесение строчной и печатной букв в разных интерпретациях, они очень важны. Между прочим, хотя прописи Лысенко и содержат в своём названии слова о коррекции почерка, по факту курс рассчитан на обучение письму дошкольников или первоклассников. В этой связи интересно использование в качестве персонажа знаменитого носовского Незнайки, который на все объяснения умудряется «нахлопать» огромное количество ляпсусов. Под этим сказочным соусом дети с удовольствием могут анализировать свои возможные ошибки.

В отличие от многих других, в прописях Лысенко большое внимание уделяется соединениям букв внутри слова. Казалось бы, это очень хорошо? Но «хотели, как лучше, а получилось, как всегда»: в «Прописях для постановки и коррекции почерка» вариантов этих соединений так много, что дети в них неминуемо запутаются. Предполагается, что навык правильного письма будет закрепляться ребёнком дома под родительским контролем. Однако при таком большом количестве разнообразных соединений родителям немудрено будет запутаться и самим. Допустим, если папе с мамой требуется понять, где нужно написать соединение с буквой «о», то сначала им надо будет разобраться, в какой части слова эта «о» находится, нужна ли сверху петелька или хвостик снизу — и подобных нюансов слишком много. В этом полуфабрикате хорошо сможет разобраться репетитор, школьный учитель или педагог из «развивашки», но никак не родители.

И снова поставив себя на их место, можно констатировать неутешительный факт: в прописях Ольги Лысенко родителям будет трудно разобраться. В том смысле, что будет непонятно, сколько их ребёнку нужно писать, и как именно ему нужно писать. Хотя много времени уделяется форме букв, хотя обращается внимание на необходимость следить за высотой, шириной и наклоном, всё же Лысенко не даёт детям никаких инструментов для удержания этих параметров почерка, не говоря о наращивании скорости письма.

” Печально, но в лысенковских прописях вместо действительно «одновременно красивого и быстрого письма» мы видим только голословную рекламу без её подкрепления на практике.

Говоря о скорости, вызывает вопросы более чем странная реклама лысенковского курса, как курса письма, красивого и быстрого одновременно. Да, в прописях присутствуют упражнения, стимулирующие детей на увеличение скорости при письме. Однако мы знаем, что отличный результат достигается путём многократного повторения правильных действий. Это должна быть целенаправленная, методичная, поступательная учебная деятельность, основанная на серьёзном научном поиске в этом направлении. Каким образом дети будут достигать успеха, сохраняя красоту письма на высокой скорости хоть на сколько-нибудь длительное время? Чёткого и ясного ответа на этот вопрос прописи Лысенко не дают. Во всяком случае, системы упражнений на увеличение скорости письма без ущерба для его качества они не содержат. На этапе, который автор прописей называет «Овладение письменным навыком», о высокой скорости письма речи нет в принципе. Возможно, отсутствие упражнений на увеличение скорости письма у Лысенко связано с тем, что таких упражнений нет ни у Илюхиной, ни у других рассматриваемых нами авторов? Печально, но в лысенковских прописях вместо действительно «одновременно красивого и быстрого письма» мы видим только голословную рекламу без её подкрепления на практике.

Думаем, что всего сказанного выше вполне достаточно для подведения итога. Итак, повторим: прописи Ольги Лысенко будут достаточно полезны для репетиторов, учителей школы и развивающих центров. Выступая в качестве методической заготовки, прописи позволят педагогам создать собственные образовательные продукты с применением личного опыта. Говоря образно, этот полуфабрикат предполагает «варку и готовку» в «кастрюле» того образовательного учреждения, которое этот курс приобретёт.

Что касается рекламы о предназначении курса и прописей «для родителей, которые хотят и могут помочь своему ребёнку самостоятельно научиться писать», то как раз для родителей-то они и не подходят. Поскольку курс Лысенко нельзя назвать готовым для использования, и проблему ребёнка с помощью этих прописей родители самостоятельно решить не смогут, то со стороны большинства пап и мам это будут зря потраченные силы, деньги и время. Вместо него мы советуем родителям найти профессионалов, которые помогут ребёнку — по той или иной методике — овладеть устойчивым навыком письма.

Несмотря на то, что этот образовательный продукт требует доработки и дополнительных усилий учителей, которые будут его приобретать — тем не менее, он вполне достойный и имеет право на существование. Наша оценка «Прописей для постановки и коррекции почерка» Ольги Лысенко — «четыре с минусом».


 ТЕТРАДИ ПО ПИСЬМУ НЕЛЛИ И ЮРИЯ АГАРКОВЫХ

Азбука [Текст]: Тетради по письму № 1, 2, 3. 1 класс/ Н.Г. Агаркова, Ю.Г. Агарков — М.: Академкнига / Учебник 2013


 ПОСОБИЕ ТАМАРЫ КЛЕМЕНТОВИЧА «Я УЧУСЬ ПИСАТЬ КРАСИВО»

Я учусь писать красиво (серия «Готовимся к школе») / Т.Ф. Клементовича — СПб: ИД Литера 2007


 ПРОПИСИ ВЕРЫ ИЛЮХИНОЙ К «БУКВАРЮ»

Прописи к «Букварю» Т.М. Андриановой. 1 класс. Тетради 1-4 (комплект «Планета знаний») / В.А. Илюхина — М: АСТ / Астрель 2011


Перейти к разделу Прописи