ТЕТРАДИ ПО ПИСЬМУ НЕЛЛИ И ЮРИЯ АГАРКОВЫХ


Тетради по письму Нелли Георгиевны Агарковой и Юрия Анатольевича Агаркова, входящие в общий комплект по обучению грамоте — это, скорее, неудобные, нежели удобные прописи, созданные в рамках программы «Перспективная начальная школа». Но, разумеется, кроме минусов, у них есть плюсы, с которых мы и начнём.


Азбука [Текст]: Тетради по письму № 1, 2, 3. 1 класс/ Н.Г. Агаркова, Ю.Г. Агарков — М.: Академкнига / Учебник 2013.


Главный положительный фактор заключается в том, что работа в агарковских тетрадях — и письменная, и устная — ориентирована на логопедические задания. Это является хорошей профилактикой такой распространённой школьной проблемы, как дисграфия. Здесь есть задания на дифференциацию звуков и на звукобуквенный анализ, который нужен ребёнку, чтобы научиться слышать разные звуки и затем переносить их в виде букв на письмо.

Хорошо, что в самом начале первой тетради показана правильная посадка, правильное расположение тетради и ручки при письме. Однако дальше начинаются невероятные кульбиты, о которых мы будем говорить позже. Поэтому, пожалуй, плюсы тетрадей по письму Агарковых на этом и закончились.

От этих безымянных и серых (не по цвету, а по сути) прописей, скорее, больше вреда, чем пользы…

Наш ребёнок занимался по этим прописям, поэтому мы смело можем говорить обо всех неудобствах, которые мы испытывали во время обучения. Далее четыре самых больших минуса агарковских тетрадей по письму.

Во-первых, это их размер. Формат А4 неудобен для пишущего из-за слишком большой площади листа. Одно дело, когда ребёнок пишет на середине или внизу листа — здесь этот формат большой роли не играет. Другое дело, если письмо переходит наверх страницы, к её началу. Здесь школьнику приходится пристраиваться к формату тетради, спускать её чуть ли не под стол до тех пор, пока он не дойдёт до середины.

Во-вторых, бумага тетрадей по письму. Бумага такая же отвратительно «жидкая», как и в остальных учебных пособиях «Академкниги». Бумага очень тонкая, шершавая. Предполагается, что школьник учится писать простым карандашом. Но когда ребёнок осваивает новую деятельность, не всегда у него получается с первого раза. Неудачные варианты он стирает и на этом месте пишет правильные буквы. Однако стирать здесь удаётся всего лишь один раз, и довольно часто после стирания в бумаге появляется дырка. Такая тонкая бумага вообще не предназначена для процесса обучения письму. Для какого-нибудь учебника она подойдёт — и то не факт, что по этому учебнику сможет заниматься второе поколение детей. А для прописи нужна плотная бумага 80 г/м2. Скорее всего, самая дешёвая бумага бралась здесь в целях экономии, и издателей мало интересовало, как ей потом будут пользоваться живые дети.

Третий большой минус. Возможно, у создателей прописей было благое намерение пойти по пути дореформенной начальной школы. Эта школа продолжалась 4 года, и для каждого класса там была своя разлиновка. Для первого класса предполагалась «широкая узкая строка», т.е. строка чуть больше обычной, в 4 мм. Однако это намерение обернулось роковой ошибкой: авторы тетрадей по письму дали первоклассникам лишь половину той разлиновки, которая была до реформы 1968 года. Что значит «дали лишь половину»? Это означает, что они сделали свою узкую строку чуть больше обычной узкой строки. Но они совершенно забыли в широкой и узкой строке дать частую и мелкую косую линейку, которая помогает детям держать наклон и ширину элементов букв. Поэтому третьим большим недостатком тетрадей Агарковых является половинчатая разлиновка, в которой нет никаких ориентиров для удержания самых сложных параметров почерка — ширины и наклона букв. Но на этом минусы тетрадей для письма, к сожалению, не заканчиваются.

Тетрадь по письму предполагает письмо, а здесь — всякая всячина. Занятия по логопедии — пожалуйста, занятия по чтению — пожалуйста. Получается, что на уроках письма дети занимаются чем угодно, но не письмом.

Ребёнку семи лет, который до этого мелких движений при письме практически не совершал, в тетради в начале строчки даны лишь образцы и точки начала элементов, которые нужно повторить. Разумеется, для ребёнка это крайне сложно, что наверняка должно быть известно авторам тетрадей. Научно подкованным авторам должно быть хорошо известно и то, что человека очень трудно научить новой деятельности, если в обучении не задействованы его речедвигательный, зрительный и слуховой анализаторы. И без этого пропись с полезными ассоциациями букв и их элементов с какими-то формами и предметами ребёнку не очень-то и поможет. Странно, но об этих анализаторах знают даже студенты педагогического вуза, а вот профессор и доктор педагогических наук при обучении детей письму их почему-то не применяет. Хотя предполагается, что люди, облечённые научными степенями и званиями, пишущие учебные программы для детей, этими понятиями оперируют и активно с ними работают. Они должны знать, как работает мозг, когда мы учимся. Здесь же специфика работы мозга при обучении в принципе учтена не была. Наверное, поэтому в прописи показаны некие безымянные элементы букв, которые достаточно коряво объясняются или, скорее, просто срисовываются ребёнком с доски и с образца. На практике всё это делается молча, непонятно как и непонятно зачем.

Что получается в результате такого обучения письму у ребёнка? А получается в голове у ребёнка жуткая каша. Он не понимает, что он делает. Он не понимает, как он это делает. Он не ориентируется в пространстве тетради по письму. И если у ребёнка есть предпосылки к дисграфии, то эти прописи — и в этом их парадокс! — запросто могут способствовать её развитию. Это четвёртый и самый большой недостаток агарковских тетрадей. И в таком случае, от этих безымянных и серых (не по цвету, а по сути) прописей, скорее, больше вреда, чем пользы…

Не можем не сказать и о некотором новшестве, которое принесли в свои тетради их авторы. На последних страницах ими даны элементы букв, которые нужно вырезать для конструирования букв. Однако вот беда: системы в этих элементах нет. Нет и такого, чтобы из нескольких элементов построить разные буквы. Мало того, эти элементы после вырезания, по нашим наблюдениям, детьми складываются в разные конверты или пакетики. У учителя 30 человек в классе, и для изучения какой-либо буквы ему нужно вытащить из всех 30 пакетиков нужные элементы и разложить их на парты, потому что сами дети в этом огромном количестве элементов просто запутаются.  Потом часть этих элементов обязательно оказывается на полу, и, в конце концов, всё куда-то теряется. В результате из такого конструирования выходит полная ерунда. Почему так получается? Потому что нет системы, которую бы ребёнок понял и по ней самостоятельно строил буквы. В общем, задумка-то неплохая, а вот воплощение неприглядное.

Большим недостатком тетрадей Агарковых является половинчатая разлиновка, в которой нет никаких ориентиров для удержания самых сложных параметров почерка — ширины и наклона букв.

Наконец, о форме букв. Шрифт, который дети осваивают по тетрадям Агарковых, ничем от обычных прописей постреформенной школы не отличается. Это те же самые овалы, которые, кстати, являются самой сложной геометрической фигурой. Это те же самые и совершенно бесполезные петельки на заглавной букве «А» и перечёркивание буквы «Д», если она соединяется с последующими буквами. Всё это настолько бездумно скопировано, что хочется назвать полученный результат «Старые песни о никому не нужном». Известно, что после реформы 1968 года и само чистописание, и его методика канули в лету, и жалкие попытки нарисовать какие-то новые прописи напоминали творчество художника, который не очень понимает, что он рисует. Получается, что у одной буквы «А» последний хвостик до середины букв, у другой «А» — он в другом месте, и всем это как бы до лампочки, потому что вообще не очень понятно, как учить детей письму. Поэтому не очень удачные прописи Агарковых с точки зрения графики никакой ценности не представляют.

Повторим, что с точки зрения логопедии, некоторая польза в них есть, но всё настолько запутано, настолько большой перекос сделан в сторону разных заданий, что невольно спрашиваем себя: «Это что, тетрадь для чтения или тетрадь по письму?» Тетрадь по письму предполагает письмо, а здесь — всякая всячина. Занятия по логопедии — пожалуйста, занятия по чтению — пожалуйста. Получается, что на уроках письма дети занимаются чем угодно, но не письмом. Пара-тройка букв на строке, а дальше — логопедические задания.

Что получается в результате такого обучения письму у ребёнка? А получается в голове у ребёнка жуткая каша. 

Всё это, наверное, классно, но на уроках по обучению письму ребёнок должен учиться писать. А в тетрадях по письму нет образцов письменного текста с правильным оформлением красной строки, с правильным расстоянием между словами в предложении, с правильным оформлением названия текста, с правильным расстоянием между двумя разными работами, с правилами соблюдения полей. В период обучения ребёнка письму в первом классе — это без малого 3 четверти — ребёнок должен научиться писать буквы, складывать их в слова и оформлять письменный текст. Но по собственному опыту нам известно: когда дети в четвёртой четверти выходят из тетрадей Агарковых в обыкновенную тетрадь в линию, они дезориентированы. Они не знают, как оформлять письменную работу, они не знают, как соединять буквы в словах и т.д. и т.п.

На основании всего изложенного наша оценка тетрадей по письму Агарковых: «два с плюсом».


 ПРОПИСИ ВЕРЫ ИЛЮХИНОЙ К «БУКВАРЮ»

Прописи к «Букварю» Т.М. Андриановой. 1 класс. Тетради 1-4 (комплект «Планета знаний») / В.А. Илюхина — М: АСТ / Астрель 2011


  ПОСОБИЕ ТАМАРЫ КЛЕМЕНТОВИЧА «Я УЧУСЬ ПИСАТЬ КРАСИВО»

Я учусь писать красиво (серия «Готовимся к школе») / Т.Ф. Клементовича — СПб: ИД Литера 2007


«ПРОПИСИ ДЛЯ ПОСТАНОВКИ И КОРРЕКЦИИ ПОЧЕРКА» ОЛЬГИ ЛЫСЕНКО

Прописи для постановки и коррекции почерка / О.В. Лысенко — Павлодар: О.В. Лысенко 2015


Перейти к разделу Прописи